88
Список духовенства и видных деятелей Русской Древлеправославной Церкви, краткие жизнеописания которых мы здесь размещаем:
Аристарх (Калинин), Архиепископ Новозыбковский, Московский и всея Руси
Васильев Афанасий Федорович
Геннадий (Антонов), Архиепископ Новозыбковский, Московский и всея Руси
Евсевий (Самарцев), Епископ  Белебеевский и Белорецкий
Иеремия (Матвиевич), Архиепископ Новозыбковский, Московский и всея Руси
Иоанн (Калинин), Архиепископ Московский и всея Руси
Куличков Феодот Ермолаевич Протоиерей
Лебедев Андрей Михайлович Протоиерей
Малехонов Лев Алексеевич
Микульшин Николай Николаевич Священник
Михаил (Кочетов), Архиепископ Московский и всея Руси
Негласные епископские хиротонии 1930-х годов
Носов Афанасий Павлович
Орлов Лев Миронович
Никола (Позднев), Архиепископ Московский и всея Руси
Павел (Носов), Епископ Городецкий
Павел (Машинин), Архиепископ Новозыбковский, Московский и всея Руси
Панин Николай Алексеевич
Пансофий (Ивлиев), Епископ Ростов-на-Дону и Курский
Прянишников Григорий Матвеевич
Стефан (Расторгуев), Архиепископ Московский и всея Руси
Феодор (Шашин), Епископ Курский и Западной области
Филарет (Харламов), Епископ Семипалатинско-Свердловский и всея Сибири
Филиппских Леонтий Павлович
Царев Василий Юдович священник
Ясашнов Михаил Федорович

АРИСТАРХ, АРХИЕПИСКОП НОВОЗЫБКОВСКИЙ, МОСКОВСКИЙ И ВСЕЯ РУСИ

Архиепископ Аристарх (в миру Афанасий Спиридонович Калинин) родился 9 марта 1907г. в д. Сергеевка Аркадакского района Саратовской области.

В 1951 г. рукоположен в сан диакона и в течении 12 лет служил в древлеправославном Никольском храме на Рогожском кладбище в Москве, в 1963 г. рукоположен во священника и назначен настоятелем Преображенского собора в г.Новозыбкове Брянской области. С 1969 г. — протоиерей. С 1987 г. - ответственный секретарь Древлеправославной Архиепископии.

4 марта 1995 г. принял иночество с наречением имени Аристарх. 5 марта 1995 г. возведен в сан Епископа Московского, назначен помощником Архиепископа. С февраля по июнь 1996 г. — местоблюститель престола Архиепископа. Избран 9 июня 1996 г. Архиепископом Новозыбковским, Московским и всея Руси Русской Древлеправославной Церкви. Прослужив в этом сане 4 года Владыка мирно скончался 4 мая 2000 года на 94-м году жизни в Светлый Четверг.

Невозможно обойти молчанием духовные качества этого человека и его заслуги перед Церковью. В тяжелейшие для Церкви времена он не оставил ее подобно многим, но не щадя себя без устали трудился на ниве Христовой. Множество городов и населенных пунктов объехал Владыка окормляя рассеянный по России церковный народ. У Владыки были тысячи духовных чад, он вел переписку с огромным количеством людей, для каждого находя время и слова утешения. Он работал над письмами порой по 16-18 часов в день, не смотря на преклонный возраст. До последнего дня Владыка сохранил необычайную для своего возраста работоспособность, великолепную память и ясный ум, владел неисчерпаемым багажом богословских знаний. Ревностный молитвенник и тонкий знаток богослужебного Устава. Человек удивительного ума и обширнейших знаний. Бог щедро даровал ему множество достоинств, которые он обильно приумножил и всецело возложил на алтарь Господу. С юности и до седин старости Владыка сохранил обеты данные в крещении: "Насаждени в дому Господни во дворех Бога нашего процветут. Еще умножатся в старости мастите и благоприемлюще будут, да возвестят, яко прав Господь Бог наш и несть неправды в Нем" (Пс.91).

АФАНАСИЙ ФЕДОРОВИЧ ВАСИЛЬЕВ

Начетчик и делопроизводитель Совета Всероссийского древлеправославного Братства в честь святителя Николы Афанасий Федорович Васильев родился в 1881 году в гор. Сычевке, Смоленской губ.. Воспитанник бедной крестьянской семьи, Афанасий Федорович, по настоянию воспитателей, семнадцати лет от роду вступил в неравный по возрасту брак. Семейная жизнь его поэтому была неудачна. От природы способный, молодой человек скоро выдвинулся среди окружающих староверов и был избран в уставщики. Как уставщик и представитель сычевских старообрядцев, бывал на четырех Всероссийских старообрядческих Съездах, в работах которых принимал самое живое участие. Когда Съезды старообрядцев, приемлющих священство, переходящее от господствующей церкви, сделались ежегодными и была признана необходимость в образовании Совета Братства, Афанасий Федорович был приглашен Н. А. Бугровым в делопроизводители Совета.

Всегда исполнительный до мелочей, безукоризненно честный, прекрасно начитанный в истории Церкви и священном Писании, воспитанный, деликатный, скромный, он ярко отличался от массы старообрядческих уставщиков и начетчиков и развитием, и способностями, и передовыми, широкими взглядами. Благодаря природному трезвому уму Афанасий Федорович не был узким старообрядцем-фанатиком, напротив, обладая большой терпимостью, был старообрядцем—христианином в лучшем смысле этого слова. В каждом человеке, прежде всего, видел и уважал человека, несмотря на религиозные различия.

Осенью 1909 года по распоряжению председателя Совета Братства Н. А. Бугрова, Афанасий Федорович поехал в Донскую область для бесед и уяснения на месте вопроса о сущности общины и возможности ее принятия. Во время длинных переездов на лошадях, по плохим донским дорогам, попал под дождь, сильно промок и, простудился. Это и было началом тяжкого недуга, который безвременно свел его в могилу. Он заболел чахоткой легких. Для лечения нужны были благоприятные условия покойной, обеспеченной жизни, а нужда заставляла работать, не покладая рук, для того, чтобы существовать.

В последние 2 года его жизни, ежедневная десятичасовая работа, в Московской старообрядческой книгопечатне в качестве корректора, окончательно сломила его и без того слабые силы. И за все время трудовой  жизни и тяжелого недуга никто не слыхал от покойного ни одной жалобы, ни одного упрека.

Слабость увеличивалась со дня на день, он слег, и 28 сентября 1913 года его не стало. Афанасий Федорович Васильев скончался в возрасте 32-х лет в родном городе Сычевке, Смоленской губ., от кровоизлияния в мозг.

Все, кто близко знал Афанасия Федоровича тяжело переживали его безвременную кончину. В №11 журнала "Старообрядческая мысль" за 1913 год был помещен некролог написанный Председателем Совета Всероссийского Братства К. Г. Рубановым в котором в частности говорилось: "Вокруг такой густой мрак, что всякий человек с свободными независимыми убеждениями, с твердой волей, добрым сердцем и светлым умом—на счету, а потому очень грустно и тяжко отмечать каждую такую утрату. Если бы не тьма, да не нужда, не угасла бы так рано молодая, полезная жизнь. Так мало он жил, так много успел пережить и выстрадать, так неожиданно ушел от нас. Мир праху твоему, дорогой, незабвенный Афанасий Федорович! Ты был той радостной, светлой точкой, которая манит к своему свету и теплу усталого на жизненном пути. Много хорошего и доброго давало общение с тобой. Ты оставил самые светлые воспоминания у многочисленных твоих друзей, сотрудников, товарищей и знакомых, они с глубокой, искренней скорбью встретили весть о твоей безвременной кончине и найдут единственное утешение в горячей молитве за душу умершего брата".

ГЕННАДИЙ, АРХИЕПИСКОП НОВОЗЫБКОВСКИЙ, МОСКОВСКИЙ И ВСЕЯ РУСИ

Архиепископ Геннадий (Гурий Васильевич Антонов) родился в 1903 году.

Гурий Васильевич являлся участником Великой Отечественной войны. С декабря 1941 г. по март 1944 г. служил в звании сержанта в частях ПТР 255-й дивизии, которая заграждала продвижение немецких танков на Ленинград. В марте 1944 года вследствие тяжелого ранения он был демобилизован из Армии. Архиепископ Геннадий имеет правительственные награды за боевые заслуги.

В 1958 году рукоположен в сан диакона. В 1960 году направлен на постоянное служение в Спасо-Преображенский собор г. Новозыбкова в помощь Новозыбковскому Епископу Иеремии (Матвиевичу). В диаконском сане прослужил более 20 лет.

В 1979 году овдовел. Принял иноческий постриг с именем Геннадий.

На Архиерейском Соборе избран на пост Предстоятеля Церкви вместо ушедшего на покой Архиепископа Павла (Машинина). Возведен в сан Архиепископа 23 сентября 1979 года.

Первосвятительское служение Архиепископа Геннадия было весьма продолжительным – в течение 17 лет он являлся Предстоятелем Церкви.

По его благословению в 1982 году в Церкви был восстановлен Издательский отдел, начал издаваться церковный календарь и другая духовно-просветительская литература.

Архиепископ Геннадий усердно заботится о хиротонии новых священнослужителей, восстановлении истроических приходов и об организации новых. Для решения этих задач в 1990 году по его благословению в г. Новозыбкове открылось Высшее Духовное Училище.

В 1990 году трудами Архиепископа Геннадия были востановленны богослужебные связи с христианами  Румынии, которые были прерваны по вине безбожников более чем на 70 лет.

Не смотря на очень преклонный возраст Архиепископ Геннадий постоянно посещал церковные общины по всей России и за границей: совершал службы Божественной Литургии, общался с верующими, помогал настоятелям приходов решать вопросы церковно-приходской жизни.

21 октября 1993 года Геннадий получил сильную травму – находясь в Московском храме Владыка поскользнулся на лестничной площадке, упал и в результате падения произошел перелом шейки левого бедра. Даже подумать тяжело, какая это трагедия для человека. Несмотря на это, Владыко Геннадий с самого начала постигшего его несчастья стал уповать на Господа Бога и Пресвятую Богородицу, что Они помогут ему встать на ноги. Архиепископ Геннадий был доставлен в 13-ю Московскую городскую больницу. Там с целью закрепления его ноги для вытяжения под грузом кость 90-летнего старца просверлили без наркоза в двух местах: в чашечке колена и в другом месте пониже. Унылая больничная обстановка, весьма продолжительное время неподвижности не помешали Владыке Геннадию выполнять положенные для его архиерейского сана правила молитвы и поста. Даже на одре столь тяжелой болезни Его Высокопреосвященство живо интересовался церковными делами, принимал священнослужителей, отвечал на их вопросы, давал нужные наставления. Владыко Геннадий был рад каждому, кто приходил к нему в больницу, будь это духовные лица или миряне. В дни пребывания Владыки в больнице в древлеправославных храмах и домах возносились усердные молитвы о здравии и спасении болящего Архиепископа. Медицинский персонал удивлялся, как быстро и успешно шло заживление ноги у Архиепископа Геннадия. 29 января 1994 года Архиепископ Геннадий возвратился в Новозыбков в свою резиденцию, и с такой же энергией, какая была у него до травмы бедра, стал разбирать церковные дела, служить архиерейские службы, посещает приходы.

Скончался Архиепископ Геннадий 2 февраля 1996 года на 93-м году жизни и на 17 году первосвятительского служения[1].

Похоронен Владыка в г.Новозыбкове на старообрядческом кладбище рядом с могилой Архиепископа Иеремии.

[1] К сожалению, годы архипастырского служения Владыки Геннадия не прошли совсем безоблачно для Церкви. В 1988 году по некоторым вопросам церковной жизни у Архиепископа Геннадия возникли разногласия с Епископом Пермским Леонтием (Кречетовым) и Епископом Московским Флавианом (Вдовиным). В результате чего между архиереями произошел разрыв. Владыка Флавиан впрочем, вскоре восстановил общение с Архиепископом, а в 1993 году с прошением принять его в общение к Освященному Собору обратился и Епископ Леонтий вместе с поддержавшими его клириками. Но разделение не исчезло бесследно. В период конфликта с Архиепископом Геннадием Епископ Леонтий рукоположил единолично в епископский сан священника из Грузии Феодора Гончарова (еп. Потийский Филарет) и грузинского христианина Муртаза Чахаву (еп. Иона Тбилисский). Которые в свою очередь, рукоположили ряд епископов и клириков для образовавшейся таким образом Грузинской древлеправославной церкви. В последствии, в сентябре 2001 года Грузинская церковь раскололась на тех, кто признавал над собой власть еп. Ионы Тбилисского и тех, кто признавал своим главой еп. Павла Потийского. Причиной для раскола послужили откровенно еретические взгляды еп. Ионы, касающиеся ряда богословских вопросов, также ему было предъявлено обвинение в блудодеянии. После смерти в марте 2003 года еп. Ионы общества им возглавляемые распались...*

* По милости Божией, разделение с братской Грузинской Церковью уже более 10 лет как преодолено, и мы находимся в евхаристическом и каноническом общении.

ЕПИСКОП ЕВСЕВИЙ, БЕЛЕБЕЕВСКИЙ И БЕЛОРЕЦКИЙ

Владыка Евсевий (в миру Евсегний Феоктистович) родился в 1905 году. Он был человеком высокой нравственности, весьма трудолюбивым и беззаветно преданным христианской вере.

Еще молодым, спасаясь от большевистского террора, Евсегний Феоктистович ушел с семьей в Сибирь и поселился в одном из притаежных поселков на Кузбассе, куда к этому времени съехалось много христианских семей из разоренного коллективизацией Алтая. Он сразу же стал душой христианского общества, даже теперь, когда этот человек давно уже умер единоверцы, да и многие односельчане хранят теплую память о нем. На протяжении многих лет Евсегний Феоктистович являлся духовным наставником для древлеправославных христиан проживающих как в поселке Урск, так и во множестве близлежащих таежных заимок. Он стойко сносил издевательства и оскорбления со стороны местных властей. Однажды дабы избежать очередной попытки ареста Евегний Феоктистович подобно царю Давыду (1Цар.21:10-15) претворился юродивым и был лишь благодаря этому отпущен.

Духовная ревность и молитвенность Евсегния Феоктистовича была замечена древлеправославным священноначалием и он был посвящен в священнический сан. 1948 год ознаменовался для Урской древлеправославной общины огромной радостью – они обрели пастыря и полноту христианского богослужения, однако, радость многострадальных староверов была не долгой, властям пришлось не по душе священническое посвящение отца Евсегния и вскоре от него потребовали незамедлительно покинуть поселок.

Он уехал в один из древлеправославных приходов Башкирии, но связь его с Урскими единоверцами не прервалась совершенно, по временам он тайно навещал их, удовлетворяя духовные нужды. Древлеправославные христиане, привыкшие за столетия к притеснениям, унижениям и обидам, мужественно перенесли этот удар. Они не пали духом, не отчаялись, но неизменные в твердости своей продолжали совершать по домам регулярные богослужения.

В 1953 году 13 июня в Московском храме в честь святителя Николы отец Евсегний, а точнее, к тому времени принявший  монашеский постриг священноинок Евсевий, был возведен на высшую иерархическую ступень Церкви, Бог судил ему быть епископом Белебеевским  и Белорецким. Но даже епископский сан не прервал его духовной связи с Урскими старообрядцами, не взирая на все трудности, владыка Евсевий продолжал окормлять свою сибирскую паству пока пошатнувшееся здоровье и скорая за тем кончина не разделили их.

В 1960 году Владыка Евсевий (тогда епископ Пермский) участвовал во втором после восстановления епископства Мироварении.

3 июля 1964 года ушел на покой по состоянию здоровья.

Скончался епископ Евсевий 5 сентября 1968 года в д.Чаплыгино Курской области, там же и похоронен недалеко от древлеправославного храма.

ИЕРЕМИЯ, АРХИЕПИСКОП НОВОЗЫБКОВСКИЙ, МОСКОВСКИЙ И ВСЕЯ РУСИ

Архиепископ Иеремия (в миру Иаков Иувинальевич Матвиевич) родился в 1883 году в семье древлеправославных христиан.

В 1954 г. Иаков Иувинальевич был рукоположен в сан священника и направлен на служения в Спасо-Преображенский храм г. Новозыбкова Брянской области.

В начале 1957 года отец Иаков принял иноческий постриг с наречением имени Иеремия и 15 марта того же года в г. Куйбышеве (г. Самара) был рукоположен в сан епископа на новоучрежденную Новозыбковскую кафедру. Хиротонию совершил Архиепископ Куйбышевский Епифаний (Абрамов) в сослужении Епископа Белибеевского и Белорецкого Евсевия (Самарцева).

В 1960 году Владыка Иеремия участвовал во втором после восстановления епископства Мироварении.

24 марта 1963 года Епископа Иеремии был возведен в сан всероссийского Архиепископа  и с этого момента при Спасо-Преображенском соборе г. Новозыбкова разместилась резиденция Первосвятителя Древлеправославной Церкви.

Скончался Архиепископ Иеремия 17 июня 1969 года, похоронен на старообрядческом кладбище в г. Новозыбкове.

ИОАНН, АРХИЕПИСКОП МОСКОВСКИЙ И ВСЕЯ РУСИ

Архиепископ Иоанн (в миру Калинин Спиридон Киприанович) родился в 1868 году в деревне Сергеевка Саратовской губернии. С раннего детства имел страх Божий, был прилежным к молитве. До коллективизации он жил в деревне Сергеевка, занимался земледелием, что было главным источником существования семьи из одиннадцати человек, включая супругу Екатерину Алексеевну, восьмерых сыновей и одну дочь. С ними также проживали отец Киприан Семенович и мачеха Софья (мать владыки Иоанна Марфа умерла, когда ему было два года).

Своих детей он с раннего возраста вразумлял: проснулись - сначала помолитесь и занимайтесь только полезными делами. Никогда не ложитесь спать не помолясь. Живите между собою дружно, будьте послушными. В церкви слушайте со вниманием, что поют и читают. Господь всюду зрит на вас. Ангелы Божий записывают ваши хорошие дела, а бесы злые и страшные пишут за вами все плохое. В их деревне имелась церковь в честь архангела Михаила, но не было священника, и сюда время от времени приезжал священник из Саратова. Постоянно же проводил богослужение в храме сведущий в этом человек из мирян, избираемый прихожанами. В 1910 году таким руководителем богослужений был избран Калинин Спиридон Киприанович. Более двух десятилетий он добросовестно и безвозмездно вел церковные дела, не имея никаких корыстных целей. В свободное время любимым его занятием было переписывание гусиным пером богослужебных книг. Односельчане относились к нему с почтением, считали его человеком добрым, справедливым. По нему равнялись во всех земледельческих делах: если Спиридон Киприанович выезжал с семьей сеять или косить, — селяне понимали, что пришла пора.

Началась коллективизация крестьянских хозяйств, сопровождаемая раскулачиванием. По стране покатилась волна закрытия церквей. По ночам на санях из сельсовета стали приезжать то в одну, то в другую семью из тех, кто побогаче, и забирали их глав. Отвозили в район, а оттуда отправляли в лагеря. Это наводило страх на жителей деревни. По имущественному положению Спиридон Киприанович не подходил к разряду тех людей, за которыми приезжали на санях. Но он после закрытия властями церкви в Сергеевке организовал моления местных старообрядцев на дому и выполнял много богослужебных дел в деревне. Служил всенощные, молебны в домах односельчан, у которых случался или день ангела, или день памяти умерших родственников. Благодаря его стараниям покойников по-прежнему провожали на кладбище с церковным пением, на Рожество Христово он обходил дома односельчан и Христа славил, на Крещение в домашних условиях для селян святил воду, как это дозволяется мирянину в отсутствие священника. Часов в 10 вечера приехали и к Спиридону Киприановичу и увезли его в сельсовет. Все, кто остался дома, не рассчитывая ни на какую другую помощь, обратились с усердной молитвой к Господу Богу и Матери Божией. Стали молиться канон Пресвятой Богородице "В наведении печали". Заканчивают молиться, открываются двери, и перед ними — Спиридон Киприанович. Рассказал, что его привезли в сельсовет, посадили в коридоре. Он сипел и ждал, а все его мысли были обращены к Господу Богу, и он непрестанно в уме творил молитву. Вышел из кабинета председателя один из членов сельсовета и потихоньку сказал ему, чтобы он как можно быстрее уходил. По дороге домой зашел он к своему соседу Ивану Семеновичу Ермилову, с которым его связывала давняя дружба. Это был толковый, рассудительный человек. Спиридон Киприанович рассказал соседу, как побывал в сельсовете, и получил совет срочно уехать из Сергеевки. Сразу возник вопрос: а как же ехать без справки из сельсовета? Иван Семенович собирался на жительство в Ташкент и уже получил в сельсовете необходимую справку. Недолго раздумывая, он отдал ее Спиридону Киприановичу, сказав при этом: ты для нас ценный человек, и еще много послужишь людям, тебе справка нужней, а я себе еще возьму, объясню, что потерял.

Дома быстро запрягли лошадь, и уже к утру, он был в тридцати километрах от Сергеевки, в деревне Орловка, у своей сестры, а через неделю уехал в Сталинград. Там с этой справкой поступил на работу в качестве сторожа, и с тех пор по документам он стал Иваном Семеновичем Ермиловым. Паспорт на имя Калинина Спиридона Киприановича он получил только после смерти Сталина.

В Сталинграде еще действовала древлеправославная Успенская церковь, где настоятелем служил священник Авдей Артемьевич Шиклов. Спиридон Киприанович очень помогал ему в церковных делах, а после смерти священника получил от Архиепископа Михаила (Кочетова) благословение на исполнение в этом храме дел церковных, насколько это дозволяется мирянину. После закрытия в 1938 году Успенской церкви он организовал верующих тайно собираться для молитвы на дому. Архиепископ Михаил знал и уважал Спиридона Киприановича как преданного Господу Богу человека, и предлагал ему принять сан священника, но тот по смирению не осмеливался это сделать. Летом 1939 года уже два архиерея: Архиепископ Михаил и епископ Трифон — приехали к Спиридону Киприановичу и стали убеждать его принять архиерейский сан. Они сказали ему, что его отказ может стать причиной оскудения епископства в Древлеправославной Церкви, так как другие епископы уже были репрессированы. Да и сам Архиепископ Михаил скрывался от репрессий в Дагестане. И хотя Спиридон Киприанович прекрасно понимал, что это могло обернуться для него тюрьмой, он сделал выбор в пользу принятия архиерейского сана, ибо в тот момент это было крайне необходимо для Церкви Христовой. В конце лета он выехал в Дагестан к Архиепископу Михаилу и вместе с ним они поехали к епископу Трифону в поселок Уреки на берегу Черного моря в Грузии. В том поселке действовал древлеправославный храм в честь Успения Пресвятой Богородицы, где Спиридон Киприанович и принял иночество. Перед этим он был на исповеди у Архиепископа Михаила, рассказал историю своего второго имени, и Владыко Михаил решил оставить ему это имя в иночестве. Инок Иоанн был рукоположен в сан диакона, затем в сан священноинока, а 21 сентября 1939 года на праздник Рожества Пресвятой Богородицы Архиепископ Михаил и епископ Трифон (Епишев) хиротонисали священноинока Иоанна в сан епископа.

Через месяц епископ Иоанн возвратился из Грузии и тайно выполнял духовные требы, даже венчал три пары в общежитии, в те часы, когда другие жильцы были на работе. В своем доме он отгородил небольшой алтарь и в нем совершал праздничные и воскресные службы. Началась Великая Отечественная война. Владыко Иоанн продолжал тайно свое архиерейское служение, молился, как обычно, у себя на дому, молился и за освобождение нашего Отечества от немецких оккупантов. Летом 1942 года германское командование особое значение придавало взятию Сталинграда. Во второй половине августа немецкая авиация стала подвергать город непрерывным бомбардировкам. В сентябре Дар-Гора — часть города, где проживал епископ Иоанн, — оказалась оккупированной немцами. От фугасной бомбы сгорел его деревянный дом, и он был вынужден жить в подвале. Однажды вечером во время бомбежки в подвал ввалились немецкие солдаты и выгнали его на улицу, так как им негде было спать. Оставшись без жилья, Владыко Иоанн и жившие с ним тогда его сын Афанасий Спиридонович Калинин (в последствии Архиепископ Аристарх) с супругой Екатериной Ивановной решили уходить из Сталинграда. Тысячи и тысячи людей покидали родные места. На выходе из города немецкие автоматчики показывали беженцам направление, в котором им разрешено было двигаться — в сторону Калача-на-Дону. По этой дороге люди шли вереницами. До Калача они двигались беспрепятственно. Перейдя в Калаче мост через Дон, они стали встречать немецкие патрули на каждой развилке. Километров за двадцать до железнодорожной станции Чир людей стали сгонять с дороги в лес. Там их распределяли на группы по 500 человек, вели на станцию, грузили в товарные вагоны и угоняли, как позже стало известно, в Германию.

Утром группу, в которую попал Владыко Иоанн с домочадцами, тоже отправили, и к вечеру они уже прибыли в Чир. Рядом с самой станцией были обгоревшие развалины домов и полуразрушенные погреба. По Промыслу Божию над станцией появился наш самолет, стал низко кружить, но не бомбил. Все люди легли на землю, боясь осколков в случае бомбежки. Немецкая охрана спряталась в погребах. Епископ Иоанн говорит сыну и невестке: "Сейчас очень удобная минута уйти из-под охраны. Давайте быстро уходить". Взяли тележку, на которой везли свои вещи, главным образом, богослужебные книги, и пошли. На следующий день они пришли в станицу Нижне-Чирскую. В самой станице и в округе всегда проживало много древлеправославных христиан. Где-то среди них жила матушка Феодосия Ивановна Змейкова, которая до войны несколько раз приезжала в Успенскую церковь города Сталинграда. Феодосия Ивановна была вдова, ее муж, священник Тихон, служил в хуторе Верхний Чир и был расстрелян в 30-е годы. Выяснилось, что теперь она жила в хуторе Верхние Сады, где они ее и нашли на другой день. Она приютила владыку с его близкими у себя. Владыко Иоанн сразу же организовал моления среди хуторян, большинство из которых были древлеправославными христианами. В сентябре 1943 года государство изменило отношение к религии: стали открываться храмы, возвращались из лагерей священнослужители. В октябре 1944 года в городе Вольске состоялся Собор епископов Русской Древлеправославной Церкви, которых в то время было всего трое: епископ Сталинградский Иоанн (Калинин), епископ Куйбышевский Павел (Тимонин) и епископ Вольский Паисий (Феоктистов). На этом Соборе епископ Иоанн был избран Архиепископом Московским и всея Руси. Здесь же в Вольске 14 октября 1944 года на праздник Покрова Пресвятой Богородицы состоялась интронизация Архиепископа Иоанна. После этого Владыко Иоанн возвратился в Верхние Сады. Здесь 9 мая 1945 года он и услышал радостное сообщение о Победе, которую наша Родина одержала над Германией.

Поначалу Архиепископ Иоанн Московский и всея Руси осуществлял руководство приходами из Верхних Садов. Потом он переехал в Москву, где был официально зарегистрирован как Древлеправославный Архиепископ Московский и всея Руси. Кафедра Архиепископа Иоанна располагалась в Николо-Рогожском храме г. Москвы. В то время при храме не было никаких подсобных помещений. Архиепископ не имел своего жилья и снимал комнату с очень скромной обстановкой. В этой комнате располагалась и его канцелярия, в которой велось церковное делопроизводство. Здесь же у себя на квартире он принимал священнослужителей, которые приезжали по служебным делам в Архиепископию. В 1948 году Архиепископу Иоанну исполнилось 80 лет. Как принято у монахов, днем его рождения считался день его небесного покровителя, святителя Иоанна, Новгородского чудотворца. А на следующий день на праздник Рожества Пресвятой Богородицы он отслужил архиерейскую службу в честь своего юбилея и в связи с девятой годовщиной хиротонии его в архиерейский сан. Настоятель московского храма священник Леонтий Дорофеев и прихожане тепло поздравили его с юбилеем, выразив тем самым искреннюю любовь" к нему. Приглашать в столицу на свой юбилей других представителей духовенства Владыко по своему смирению и скромности не стал.

Архиепископ Иоанн был усердный молитвенник. В течение двух первых лет своего первосвятительского служения в Москве он почти каждое воскресенье и в праздничные дни служил архиерейские службы. Потом его здоровье ему этого уже не позволяло. Он в совершенстве владел знаменным (крюковым) церковным пением. Тем, кто его знал, он запомнился смиренным человеком, никогда не повышал голоса, никому никогда не грубил, не говорил лишних слов, однако в делах церковного руководства проявлял непоколебимую твердость, отстаивая канонические законы Церкви Христовой.

Он рукополагал епископов, священников, диаконов, интересовался жизнью приходов, заботился о благоустроении их дел, отвечал на письма верующих, обращавшихся к нему отовсюду с разными духовными вопросами.

Однажды в московский храм из Бугуруслана приехали уставщик Иван Иванович Юдин и несколько пожилых прихожан. Они увидели, что на богослужении находились безбородые мужчины, и сказали Архиепископу Иоанну с негодованием: "Как это вы допускаете в церковь брадобрейцев?". Владыко Иоанн кротко говорит им: "За тех, кто бреется и приходит в храм, у меня не так болит душа, чем за тех древлеправославных христиан, которые и бреются, и в храм не ходят. Браду бреющие, но приходящие в храм, слушая духовные поучения, прекратят свой грех. А как быть с теми брадобрейцами, которые не ходят в церковь, как они вразумятся оставить свой грех? Они ведь тоже наши христиане, я и за них отвечаю перед Богом". И время показало, что владыко Иоанн был прав. Прошло несколько лет, и эти безбородые прихожане один за дру- гим стали отпускать бороды.

Давая духовные советы верующим, Владыко Иоанн сначала обращался в мысленной молитве к Богу, и всегда его наставления были правильными. Он призывал паству твердо уповать на Бога, усердно молиться и выполнять закон Господень. В частных беседах с людьми своими краткими, но глубоко мудрыми назиданиями он учил: "Не ожидайте любви от других, сами любите людей", "Без любви к ближним никакие наши добродетели не угодны Богу", "Нам постоянно нужно молиться. Кто не молится — не спасет душу", "Без смирения нет пользы от молитвы", "Во время скорбей обращайтесь за помощью к Богу в молитве". Владыко Иоанн призывал быть терпеливыми во всех скорбях и болезнях. И он не только учил этому других, но и сам так поступал. Особое терпение он проявлял во время тяжелой болезни в последний год своей жизни. Он мужественно переносил недуг и находил в себе духовные силы претерпевать боли. Хотя он никому не жаловался, было видно, что он очень страдает. Больше месяца он совсем не поднимался с постели. Затем наступило некоторое облегчение, но ненадолго. Болезнь все больше подрывала его телесные силы. 31 день до своей смерти Владыко Иоанн ничего не ел, последнюю неделю даже воды не мог пить. За день до преставления Владыко причастился, и хотя он не мог пить даже воду, но Святое Причастие принял. До последней минуты он был в сознании и не отрывал взгляда своего от икон, молился. Кончина Архиепископа Иоанна наступила вечером 27 августа 1956 года накануне праздника Успения Пресвятой Богородицы. На похороны приезжали священнослужители из большинства древлеправославных приходов.

Похоронен Владыко Иоанн на Рогожском кладбище в Москве в одной ограде с Архиепископом Николой (Поздневым), Московским и всея Руси. Очевидцы Похоронной процессии вспоминают, что когда гроб с телом Архиепископа Иоанна вынесли из церкви, к нему слетелось множество голубей, которые, кружась над гробом, сопровождали его. По решению священнослужителей вскоре после похорон на могиле Архиепископа Иоанна было сооружено каменное надгробие, и в память о его необычайном смирении на этом надгробии была высечена надпись со словами из Святого Евангелия: "Научитеся от Мене, яко кроток есмь, и смирен сердцем" (Матф. зач. 43).

ПРОТОИЕРЕЙ ФЕОДОТ ЕРМОЛАЕВИЧ КУЛИЧКОВ

Отец Феодот родился в мае 1880 года в г. Бугуруслане Оренбургской области в  древлеправославной семье.

В 1924 году Архиепископом Николой (Поздневым) он был рукоположен в сан дьякона для служения при храме в честь Успения Пресвятой Богородицы в своей родной общине, настоятелем которой в то время был протоиерей о. Андрей Лебедев. В том же году о. Феодот участвовал в Мироварении в Москве.

На Соборе 1925 года отец Феодот избирается членом Финансовой комиссии при Главном Церковном Совете.

Осенью 1929 года Епископом Стефаном (Расторгуевым)  отец Феодот был рукоположен в священники и 21 ноября назначен на служение в Успенскую церковь села Усень-Ивановска Белебеевской волости в Башкирии, где прослужил 4 года.

В конце 1934 года отца Феодота переводят на служение в деревню Попово Нижегородской области, а летом 1936 года в город Новозыбков.

Такие частые перемещения были связаны с очень тяжелым положением в приходах в те годы. Аресты верующих, закрытие храмов, преследование духовенства нарастало день ото дня.  Не миновал чаши мучений и отец Феодот.

Зимой 1937 года его снова переводят в д. Попово, а 2 ноября того же года по доносу председателя Кантауровского сельсовета он был арестован. Священника обвинили в том, что он произносил в храме проповеди – «агитация за церковь»! Вменили в вину отцу Феодоту и то, что 19 июля во время погребения «бывшего кулака» Г.Д. Орлова в д. Попово в надгробном слове он хвалил усопшего как «праведного и честного труженика».

«Следствие» было недолгим – 20 ноября 1937 года искренний служитель Пресвятой Троицы был расстрелян по приговору сатанинской «тройки».

Совершив свое злодеяние слуги адовы как и в большинстве случаев решили покрыть все завесой тайны не сказав близким отца Феодота правду о его кончине. Лишь после многочисленных усилий сын отца Феодота смог получить официальный ответ о времени смерти отца, который якобы скончался в одном из Сибирских лагерей от сердечной недостаточности 25 марта 1945 года. И даже здесь безбожники не удержались ото лжи, чем в очередной раз засвидетельствовали, что  отец их диавол. Теперь же когда все дела богоборцев обнажились, мы узнали правду о светлой мученической кончине соработника Христова о. Феодота Ермолаевича Куличкова. Вечная ему память!

ПРОТОИЕРЕЙ АНДРЕЙ МИХАЙЛОВИЧ ЛЕБЕДЕВ

Отец Андрей родился в 1867 году в селе Добрунь Турчавского уезда Орловской губернии.

В 1912 году он в сане священника присоединился к Древлеправославной Церкви и постоянно служил в г. Бугуруслане (теперь Оренбургская обл.). Будучи человеком искренней и пламенной веры отец Андрей сразу же занял довольно таки видное положение в древлеправославном обществе. На состоявшемся в 1912 году Всероссийском Съезде он явился горячим защитником дела приискания Епископа. Тогда, когда многие уже было, отчаялись найти архиерея для староверов, отец Андрей категорически настаивал на продолжении поисков: «Епископ нам необходим, а раз это так, то приискание его должно вестись с еще большей ревностью и усилием». На этом же Съезде отец Андрей избирается в члены Совета Всероссийского Братства в честь святителя Николы - высшего руководящего органа Древлеправославной Церкви в то время.

После восстановления епископского чина в Древлеправославной Церкви на Соборе 1924 года отец Андрей был избран членом Главного Церковного Совета от Сибирской области. В том же году он участвовал в Мироварении в Москве.

25 апреля 1926 года к Древлеправославной Церкви присоединился новообрядческий Епископ Троицкий Антоний (Миловидов), викарий Челябинской епархии[1], но по прошествии недолго времени он без всяких объяснений уехал в Уфу. Для выяснения причин бегства Епископа Антония в Уфу был направлен отец Андрей. В Уфе он познакомился  с известным лидером уфимского Единоверия Архиепископом Андреем (кн.Ухтомским)[2]. Между ними установились добрые отношения и завязалась переписка в которой Арх. Андрей неоднократно просил о. Андрея Лебедева содействовать переходу Ухтомского в Древлеправославную Церковь. Суровое время, к сожалению, помешало осуществлению этим добрым намерениям единоверческого Архиерея.

Будучи непримиримым противником безбожников, отец Андрей Лебедев в 1928 году вместе со всей древлеправославной общиной Бугуруслана участвовал в крестном ходе против произвола Советской власти.

В 1929 году трудами отца Андрея к Древлеправославной Церкви присоединился единоверческий Епископ Стефан (Расторгуев). После учреждения Бугурусланско-Уральской и всея Сибири Епархии отец Андрей становится секретарем епархиального Совета.

Осенью 1931 года отец Андрей был осужден на два года «изоляции» из-за конфликта с начальником ЖАКТа возникшего в результате отказа о. Андрея приобрести у начальника ЖАКТа и некого милиционера (!) Ермилова облигацию Госзайма. Однако отбывать срок отцу Андрею не пришлось, по милости Божией его освободили.

Весной 1933 года отец Андрей был снова арестован. На сей раз он, вместе с Епископом Стефаном Расторгуевым и еще 18-ю древлеправославными христианами, был обвинен в участии в вымышленной «старообрядческой контрреволюционной группировке» беглопоповцев Бугурсланского района. Однако дело это, несмотря на грозные первоначальные приговоры (Меморандум «тройки» для большинства определил ВМН) закончилось освобождением ряда подследственных из под стражи «вследствие их предельного возраста». В числе их оказался и отец Андрей Лебедев, ему к тому времени исполнилось 66 лет. Воистину сердце любого начальствующего на земле «в руке Господа, как потоки вод: куда захочет, Он направляет его» (Прит.21:1). Однако оставить совсем без наказания  убежденного церковника власти не решились - он был приговорен к 12 годам ссылки за пределы Средне-волжского края. Впрочем отец Андрей выйдя на свободу не подчинился постановлению "тройки" и продолжил свое служение в Бугуруслане.

Отец Андрей, вернувшись к своему пастырскому служению, и делая все чтобы сохранить в годы гонений христианское общество и храм в Бугуруслане, отдавал в тоже время немало сил и другим древлеправославным приходам. Так в 1935 году его трудами был спасен храм в Усень-Ивановске (Башкирия), который власти собирались закрыть, мотивируя тем, что храм требовал ремонта. Отец Андрей после многих хлопот отстоял храм – завез кирпич, известь, глину, начал ремонт и власти оставили христиан в покое. Кроме уральских приходов отец Андрей обслуживал и христианские общины Сибири и Забайкалья и это несмотря на невообразимые трудности и лишения тех ужасных лет. Ничто не смогло сломить волю и  поколебать искреннюю веру во Христа этого пастыря словесных овец.

К сожалению, нам пока не удалось выяснить обстоятельств смерти отца Андрея Михайловича Лебедева, но мы верим в то, что сей неутомимый и бесстрашный труженик на Христовой Ниве, окончил свою  земную жизнь не менее достойно, чем прожил.

___________________________

[1] Антоний (МИЛОВИДОВ Александр Николаевич)         Родился 31 мая 1877. 6 июля 1925 г.  хиротонисан во епископа Усть-Катаевского, викария Уфимской епархии; с 1925 г. епископ Троицкий, викарий Челябинской епархии; 25 апреля 1926 присоединился к Древлеправославной Церкви; с 1927 г. после «покаяния» вновь епископ Троицкий, викарий Челябинской епархии; 1927 г. — арестован в г. Уфе. Приговорен к 2 годам ссылки. 1927-1928 гг. — в ссылке в Челябинской области. 1928 г. — срок ссылки увеличен на 3 года. 1928-1933 гг. — в ссылке в г. Бугульме. С 27 апреля 1928 епископ Бугульминский, викарий Казанской епархии; 1933 г. — арестован в г. Бугульме. Приговорен к 3 годам ссылки. 1933-1934 гг. — в ссылке в г. Енисейске. С 16 июня 1933 г. епископ Енисейский и Красноярский; с 3 мая 1934 г. епископ Ачинский; с 9 сентября 1935 г. епископ Омский; в ноябре 1936 г. арестован в г. Омске по обвинению в контрреволюционной деятельности и шпионаже в пользу Японии. 1937 — приговорен к ВМН. Расстрелян.

[2] Андрей (УХТОМСКИЙ Александр Алексеевич) Родился в 1872 в с. Вослома Ярославской губернии. 1895 — окончил МДА со степенью кандидата богословия. 2 декабря 1895 — пострижен в мантию с именем АНДРЕЙ. 6 декабря 1895 — рукоположен во иеромонаха. Преподаватель в Казанском ДУ. 1897- инспектор Александровской миссионерской семинарии (в Осетии), активный просветитель осетин. 1899 — возведен в сан архимандрита. 1899-1907 — миссионер среди татар и других волжских народов. 4 октября 1907 — хиротонисан во епископа Мамадышского, викария Казанской епархии. 25 июля 1911 — епископ Сухумский. 22 декабря 1913 — епископ Уфимский и Мензелинский. 1918 — старообрядческий епископ для единоверцев с. Сатка Уфимской епархии. 1918-1919 — член Сибирского Соборного совещания, руководитель духовенства 3-й армии Колчака. Февраль 1920 — арестован в г. Новониколаевске. Ноябрь 1920 — освобожден после заявления о лояльности большевикам. 28 февраля 1921 — арестован в г. Омске. 1 ноября 1921 — в заключении в Бутырской тюрьме в Москве. Освобожден. В конце 1921 — назначен указом Патриарха Тихона епископом Томским. Август 1922 — оправдан на суде, вернулся в г. Уфу. Декабрь 1922 — провел епархиальный съезд в г. Уфе. В начале 1923 — арестован в г. Омске. 24 февраля 1922 — приговорен к 3 годам ссылки в Среднюю Азию. 1922- 1923 — в ссылке в г. Ташкенте и в г. Полторацке. Июнь 1923 — арестован и выслан в г. Теджен. Ноябрь 1923 — арестован в Теджене и отправлен в г. Ташкент. 17 ноября 1924 — переведен в Москву. Освобожден. 28 августа 1925 — в Ашхабаде совершил попытку искусственного примирения древлеправославных христиан и своей новообрядческой паствы, для чего сам себя помазал Миро. Древлеправославная Церковь не признала этот акт законным. Митр. Петром (ПОЛЯНСКИМ) — запрещен в священнослужении. Конец 1926-1927 — проживал в г. Уфе. 1927 — арестован в г. Уфе. 8 июля 1927 — приговорен по ст.58-10 УК РСФСР к 3 годам высылки в Казахстан. 1927-1928 — в ссылке в г. Кзыл-Орде. 1922-1928 — тайные посвящения ряда иерархов. 17 октября 1928 — арестован в ссылке. 18 января 1929 — приговорен по ст. 58-10 УК РСФСР к 3 годам тюремного заключения. 1929-1931 — в заключении в Ярославском политизоляторе. 2 октября 1931 — освобожден с запрещением проживания в Сибири, на Урале, в Башкирии на 3 года. 13 октября 1931-1932 — проживал в Москве. 14 апреля 1932 — арестован по делу Московского филиала ИПЦ. 7 июля 1932 — приговорен по ст.58-10 и 11 УК РСФСР к 3 годам ссылки в Казахстан. 1932-1934 — в ссылке в г. Алма-Ате. 1934 — арестован в ссылке. Вывезен в Бутырскую тюрьму в Москве. 14 мая 1934 — приговорен по ст. 58-10 УК РСФСР к 3 годам тюремного заключения. 1934-1937 — в заключении в Ярославской тюрьме. 27 марта 1937 — приговорен к 3 годам ИТЛ без права переписки (лагерь вблизи г. Рыбинска). 3 сентября 1937 — приговорен к ВМН. 4 сентября 1937 — расстрелян в Ярославской тюрьме.

ЛЕВ АЛЕКСЕЕВИЧ МАЛЕХОНОВ

Лев Алексеевич Малехонов родился в конце IX века в городе Городце (тогда еще село) Нижегородской губернии.

В 1907 году Лев Алексеевич уехал Москву, где занялся предпринимательской деятельностью. Благодаря своим деловым качествам он шел в гору семимильными шагами: имел дело на хлебной бирже и состоял доверенным товарищества механических мельниц Н.А. Бугрова, а в последствии его душеприказчиком. Н.А. Бугров свободно доверял Малехонову свои миллионы.

Вскоре Лев Алексеевич стал в ряд крупнейших коллекционеров и торговцев антиквариатом: на Нижегородской ярмарке 1916 года он был уже вторым по товарообороту.

За семнадцать лет Лев Алексеевич сумел собрать весьма внушительную коллекцию рукописных и старопечатных раритетов XVI века и даже ранее. На сегодняшний день известна судьба примерно лишь пятидесяти из них.

Но главным для себя Малехонов считал книготорговлю. В 1908 г. совместно с Л.М. Орловым он создал типографию, получившую название "Московская старообрядческая книгопечатня". Для организации ее работы и распространения книг был основан торговый дом "Л. М. Орлов-Житков, Л. А. Малехонов и Ко". Орлов и Малехонов являлись главными финансистами типографии. Заведующим ее был назначен мещанин г.Инсара, Пензенской губернии Иван Никифорович Красильников. Типография располагалась по адресу: Лялин пер., 6, д. Емельянова. Печатня имела свой собственный магазин, находившийся на Бубновской площади, в Иконном ряду, N3.

Средств у учредителей типографии было достаточно. Уже с первых месяцев ее существования они приобрели новейшую технику. Типография располагала своей литографией, копировальными машинами. Там трудились хорошие мастера. Например, в течение ряда лет в типографии работал известный и титулованный художник-книгописец И.Г.Блинов. Не случайно уже в 1910 г. печатня была награждена большой серебряной медалью на выставке в Екатеринославе "за изящество и стильность изданий при недорогой цене".

Именно эта московская книгопечатня стала с согласия Льва Алексеевича и по решению III Всероссийского Съезда всецерковным издательским центром. В ней были напечатаны все официальные издания Всероссийского Братства, а также большое количество различной литературы духовного и богослужебного содержания. Таким образом Малехонов фактически явился основателем Издательского отдела Древлеправославной Церкви.

В 1914 Малехонов основал еще одну типографию в деревне Никулино тогдашнего Бронницкого уезда неподалеку от Москвы-реки. Эта типография занималась производством обоев, открыток, конвертов, но печатались здесь и церковные книги, а также буквари для детей. Дело в том, что при типографии был организован кружок, в котором крестьянских детей обучали грамоте, ставили с ними спектакли. Лев Алексеевич бесплатно снабжал их бумагой и учебниками, а рядом с типографией он открыл школу.

Малехонов по всем меркам был очень прогрессивным человеком. Его стараниями в тех краях впервые появилась чудо-машина - локомобиль, двигатель, вырабатывающий электричество. Он выдвигал грандиозные по тем временам планы строительства железнодорожной ветки от Москвы в Никулино через Бронницы.

Малехонов сильно радел о создании общеобразовательных школ, где могли бы обучаться исключительно старообрядческие дети и преподавать учителя-старообрядцы, об одной такой школе созданной непосредственно Львом Алексеевичем мы уже сказали выше.

Много времени Малехонов уделял и делам церковным, принимая самое активное участия во Всероссийских Съездах. Его имя было широко известно в старообрядческих кругах, уже на первом Всероссийском Съезде Малехонов был избран в президиум Съезда, а после учреждения Всероссийского Братства в его руководящий Совет. Авторитет Льва Алексеевича был столь высок, что он неизменно избирался в Совет Братства на всех последующих Всероссийских Съездах.

Большое попечение Малехонов имел о московской Николо-рагожской древлеправославной общине казначеем которой он являлся. При его непосредственном участии общиной был построен великолепный храм в честь святителя Николы по ул. Малой Андрониковской.

Лев Алексеевич горячо любил Россию и остро переживал то трагическое положение, в котором оказалась наша страна в связи с войной и политической смутой. На V-ом Всероссийском Съезде Малехонов обратился к собравшимся с пламенной патриотической речью, указывая на опасность грозящую России со стороны внешних и внутренних врагов, призывая древлеправославных христиан стать на защиту своей родины.

Активным было участие Малехонова и в деле приискания епископа. Осенью 1917 года, когда Лев Алексеевич являлся уже председателем Совета Всероссийского Братства и фактически стоял у церковного руководства, он вступил в серьезные переговоры с известным новообрядческим епископом Андреем (Ухтомским) на предмет присоединения последнего к Древлеправославной Церкви. Вот как описал эти переговоры сам епископ Андрей: «Нижегородский монах из беглопоповцев, Иероним, пригласил меня на обед к председателю беглопоповского Братства — Льву Алексеевичу Малехонову. Я с удовольствием принял это приглашение, угадывая, что это будет тра­пеза веры и любви. Я не обманулся: за обедом мы два-три часа проговорили о возможности для меня быть епископом у беглопоповского Братства. Через две-три недели повторилось приглашение и обед, с тою разницею, что на этот обед были приглашены представители беглопоповства из всей центральной России: Тулы, Калуги, Брянска, Поволжья». Совместными усилиями обе стороны выработали чиноприем: «С обеих сторон все было вымерено, высчитано, обдумано и по-человечески выходило вполне для всех приемлемо». Интересен и такой факт, что еп. Андрей оповестил обо всем этом своего духовника Арх. Антония (Храповицкого) который «ра­достно благословил его на подвиг служения старообрядчеству». Как бы все это парадоксально не звучало, но приходится признать, что свершится присоединению еп. Андрея (Ухтомского) к Древлеправославной Церкви помешала лишь грянувшая большевистская революция.

Незадолго до революции Лев Алексеевич вернулся в родной Городец, купив там еще одну типографию и построив изумительной архитектуры двухэтажный дом (теперь это улица Максима Горького,133).

Судя по напористому и целеустремленному характеру этого человека, он многое успел бы сделать... Но девятый вал войн и революций накрыл его. В результате он потерял свой дом и имущество. Типографию разгромили, церковные книги сожгли. Антикварные книги (250 штук!) были переданы в местный музей.

О судьбе же самого Льва Алексеевича Малехонова после Октябрьской революции 1917 года, к сожалению, ничего не известно.

СВЯЩЕННИК НИКОЛАЙ НИКОЛАЕВИЧ МИКУЛЬШИНЕВ 

Отец Никола происходил из древнего рода столбовых дворян. После 1905 года он вместе со своей семьей: женой Екатериной Андреевной и детьми присоединился к Древлеправославной Церкви. Первоначальным местом его служения была община г. Вольска Саратовской губернии, где он служил в храме Успения Пресвятой Богородицы в качестве второго священника, настоятелем храма тогда служил престарелый священник Георгий Гумилевский.

Будучи человеком образованным и энергичным отец Никола принимал самое активное  участие в жизни Церкви. Он являлся одним из организаторов и постоянным участником Всероссийских Съездов, горячим сторонником учреждения общин и приискания епископа, за что подвергался различным нападкам со стороны раздорников-противообщинников. Постоянный член Совета Всероссийского Братства, один из разработчиков Устава Всероссийского Братства, член Президиума 1-го и 4-го Всероссийских Съездов.

На IV Всероссийском Съезде в г. Вольске отец Никола сблизился с попечителем Съездов и почетным членом Всероссийского Братства ростовским купцом Николаем Алексеевичем Паниным. В то время Николай Алексеевич занимался строительством на свои средства древлеправославного храма в г. Ростове-на-Дону. Панин предложил отцу Николе стать настоятелем строящегося храма.

Отец Никола принимает предложение Панина и в том же 1912 году вместе с семьей перебирается на Дон. В Ростове-на-Дону семья Микульшиных поселилась в доме Панина на Канкринской, 39 (сейчас это улица Ульяновская). К тому времени у отца Николы было уже 12 детей, так что в большом красивом двухэтажном особняке они едва разместились.

Около года отец Никола ожидал окончания строительства Покровской церкви, которую возводили через забор от его жилища на Канкринской, 37. Наконец, в 1913 году храм открылся для прихожан. Спустя пять лет купец завещал его древлеправославной общине вместе с домом и богадельней.

Покровская церковь (до революции)

Покровская церковь (современный вид)

Зимой 1920 года «красные» забрали у семьи отца Николы все топливо. Чтобы не замерзнуть с новорожденной на руках, семье пришлось бросить свой дом, имущество и перебраться к знакомым в подвал на Верхнебульварной (сейчас это улица Седова). А дом поделили на клетушки и поселили туда много людей, под жилье им отдали даже вестибюль...

МИХАИЛ, АРХИЕПИСКОП МОСКОВСКИЙ И ВСЕЯ РУСИ

Владыка Михаил (в миру Михаил Нестерович Кочетов) родился в г. Дубовка Волгоградской области.

В ранней юности он покинул родительский дом и ведомый желанием иноческой жизни стал насельником, а в последствии игуменом Малиновского древлеправославного монастыря.

В 1924 году Архиепископ Никола (Позднев) рукоположил инока Михаила в сан священноинока.

Интересное свидетельство о жизни и служении Владыки Михаила в конце 20-х начале 30-х годов оставил свщмч. Пансофий (Ивлиев), еп. Курско-Ростовский: «Кочетов М.Н. - иеромонах, знаю его с 1917 года. Он проживал больше в скиту Бугрова, Малинове Семеновского района Горьковского края. Старик. Он стремился вместе со мной поехать заграницу, и для этой цели был Шароватовым направлен ко мне в Ростов, затем чтобы я разрешил ему поехать обслуживать прихожан на Черном море, убедившись на месте, что поехать заграницу нельзя, он снова вернулся обратно в свой скит»[1].

23 июня / 6 июля 1936 года в г. Городце Нижегородской области в храме св. пророка Илии Архиепископом Стефаном (Расторгуевым) в сослужении Городецкого епископа Павла (Носова) архимандрит Михаил (Кочетов) был возведен в архиерейский чин на Романово-Борисоглебскую кафедру.

После того как большевиками был расстрелян архиепископ Стефан и большинство других архиереев, в конце мая 1938 года Владыка Михаил был возведен на первосвятительскую кафедру епископами Азово-Черноморским Трифоном (Епишевым) и Грозненским Макарием.

Владыка Михаил возглавил Церковь в тяжелейшее для христиан время. Фактически все духовенство тогда находилось на нелегальном положении, за древлеправославными епископами шла настоящая охота. Но, по милости Божией богоборцы не смогли арестовать Архиепископа Михаила хотя шли по его следам многие годы.

«В то время Архиепископ Михаил находился и проживал на Кавказе в хуторе Некрасовом недалеко от города Кизляра 25 километр, хутор Некрасов населен выходцами из Турции, старообрядцами, прадеды их в гонительные времена в царствование Петра Перваго бежали в Турцию турецкое правительство приняло их во свое подданство и покровительствовало их и они жили там до 1906 года когда у нас Николай 2-й издал манифест Свободу веротерпимости, тогда эти некрасовцы из Турции переселились в Россию по разрешению наместника Кавказа графа Воронцова Дашкова. Они поселились в Дагестане вблизи Кизляра где и живут до настоящаго времени. Хутор Некрасов покровительствовал Архиепископа Михаила Кочетова»[2].

Подобно святому Евсевию Самосатскому[3] Владыка Михаил "утаив сан свой святительский, в воинская облекся"  странствовал по стране из прихода в приход в глубокой тайне рукополагая духовенство и "утверждая христианы к святей вере". Для властей оставался неприметным маленький безобидный старичок, который вместе с Христовой Церковью вынес на своих плечах все ужасы сталинских гонений.

Люди которые лично знали Архиепископа Михаила вспоминают о нем как о милостивым человеке преисполненном высокой христианской любви. Живя сам в полной нищете он тем не менее всегда находил возможность помочь сиротам и неимущим. Все, что подавали ему в качестве милостыни, еду или одежду Владыка отдавал тем, кого он считал нуждающимися больше себя. Великим был и аскетический подвиг этого удивительного архиерея - до самой своей смерти Архиепископ Михаил носил на своем изнуренном постами и жизненными скорбями теле железные вериги.

Скончался Владыка мирно 6 апреля 1944 года в канун праздника Благовещения Пресвятыя Богородицы, вблизи того самого монастыря в котором он подвизался долгие годы.

Архиепископ Никола (Позднев) и древлеправославные клирики.

Крайний справа священноинок Михаил Кочетов. 1924 г.

___________________________

[1] Из уголовного дела №23494 пф, л.д. 73 на Ивлиева Павла Яковлевича и др.хранящегося в УФСБ РФ по Волгоградской области.

[2] Письмо перешедшего в Белокриницкую иерархию священника Иоанна Быкадорова на имя белокриницкого еп. Геронтия Лакомкина от 06.08.1947г.

[3] Священномученик Евсевий Самосатский (память 22 июня по старому стилю) Епископ. Жил и подвизался в IV веке и был твердым поборником Православия: боролся против арианской ереси. В царствование Юлиана Отступника, когда православное духовенство особо жестоко преследовалось, св. Евсевий чтобы не быть узнанным переоделся в воинское платье, и тайно путешествовал по Сирии, Финикии и Палестине, устраивая дела христианских общин и рукополагая духовенство. Св. Евсевий скончался от раны, нанесенной ему в голову одной женщиной арианкой, в городе Долихине в 379-380 гг.

Ставленая грамота Арх. Михаила:

НЕГЛАСНЫЕ ЕПИСКОПСКИЕ ХИРОТОНИИ 1930-Х ГОДОВ

К середине 30-х годов ХХ-го столетия огромное количество священнослужителей Древлеправославной Церкви подверглось репрессиям. Многие из них были сосланы, заключены в концлагерь, расстреляны. Аресты не прекращались. В 1936 году в целях сохранение церковной иерархии Главный Церковный Совет принимает решение о совершении нелегальных епископских хиротоний, сокрытых от безбожных властей . С этой целью летом 1936 года в г. Городец Горьковской области (сейчас Нижегородской), где располагалась кафедра Епископа Павла (Носова) приезжает Архиепископ Стефан (Расторгуев), где 23 июня / 6 июля на праздник явления Владимирской иконы Пресвятыя Богородицы совершается первая тайная хиротония.

До нас дошла информация о четырех рукоположенных таким образом епископах. К сожалению, информация о них пока весьма незначительна. Причем только одна из этих хиротоний имеет неоспоримые документальные подтверждения. О хиротонии же остальных епископов было известно лишь из устных сообщений очевидцев, на основании которых в 1960 году Архиепископ Епифаний (Абрамов) сделал письменные записи. Однако с Божьей помощью нам удалось все же выяснить некоторые обстоятельства нелегкой жизни этих священнослужителей, их пламенного служения Церкви и их мученической кончины о чем мы и хотим рассказать.

Епископ Романово-Борисоглебский (Тутаевский) Михаил (Кочетов) - см. выше!

___________________________

Епископ Мелетий (Красильников)

Епископ Мелетий (Красильников Макарий Дмитриевич) родился в дер. Анниковка Семеновского района Нижегородской области 2 февраля 1871 г. в семье древлеправославных христиан.  Вся семья занималась ложкарным промыслом и имела небольшую красильную мастерскую от чего вероятно и произошла их фамилия Красильниковы. Стал ложкарем и Макар Дмитриевич. В начале ХХ-го века (до 1911г.) в Малиновском скиту он принимает иноческий постриг  с именем Мелетий. Вплоть до закрытия монастыря безбожниками инок Мелетий несет послушание уставщика при монастырском храме. После закрытия монастыря инок Мелетий вернулся в родную деревню Анниковку, где устроил моленную и стал совершать регулярные богослужения. В 1928 году Архиепископ Никола (Позднев) рукополагает инока Мелетия в священный сан и направляет на служение в деревню Ивановское  Семеновского района, где вместе с христианами отец Мелетий оборудует храм.

В начале 1933 года отец Мелетий был арестован ОГПУ по обвинению в контрреволюционной агитации, но в мае этого же года был освобожден. Тем не менее храм в Ивановском власти закрывают и отец Мелетий продолжает свое служение на нелегальном положении. Верующие собираются на молитву в доме родного брата о. Мелетия Петра Дмитриевича Красильникова, а также по договоренности в частных домах других христиан, в специальных тайниках хранится облачение, книги и другие богослужебные принадлежности. Отец Мелетий окормлял христиан Семеновского района проживавших в деревнях Анниковке, Ивановское, Полош, Федосеево и Зиновьево. Также в 1935 году, по благословению епископа Городецкого Павла (Носова), отец Мелетий ездил совершать духовные требы к христианам г. Тутаева Ярославской области.

По сведениям собранным Архиепископом Епифанием (Абрамовым) в 1937 году священноинок Мелетий был хиротонисан в епископский сан, однако, как мы уже писали, нам пока не удалось найти прямых документальных подтверждений этой хиротонии, но в тоже время нет никаких оснований не доверять собранным владыкой Епифанием сведениям. В следственном деле владыка Мелетий фигурирует как священник, однако поскольку его хиротония была сокрытой от властей, то в этом нет ничего удивительного. В деле же Архиепископа Стефана (Расторгуева) есть упоминание о древлеправославном епископе по фамилии Красильников. При этом мы не можем с уверенностью говорить ни о епископах совершивших хиротонию, ни о кафедре на которую был рукоположен епископ Мелетий. Но в тоже время не вызывает никаких сомнений, что владыка находился в полном каноническом общении с епископом Городецким Павлом (Носовым), что он сам засвидетельствовал на следствии.

2 октября 1937 г. владыка Мелетий был арестован. Его обвинили в том, что он "сагитировал" христиан деревень Анниковки и Ивановское ходатайствовать перед властями об открытии церкви, что во время полевых работ обращался с проповедью к колхозником говоря: "Вот видите, как стали молиться и открывать церкви Бог и посылает такой хороший урожай", что "на похоронах делает молебные шествия по деревне". За все эти "страшные преступления" против советской власти постановлением Тройки УНКВД по Горьковскому краю от 22 октября 1937 года владыка Мелетий был приговорен к расстрелу.  Расстрелян он был в г. Горьком 1 ноября 1937 г.

___________________________

Епископ Илия (Морозов)

Епископ Илия (Морозов Григорий Савельевич) родился в дер. Казанцево Ковернинского района Нижегородской области 10 января 1894 г. в семье древлеправославных христиан.  Семья была крестьянской, занимался сельским хозяйством и Григорий Савельевич.   В 1915 году Григорий Савельевич был призван в царскую армию и оказался в пекле I Мировой войны. В том же году он попадает в германский плен. Вернутся в Россию ему удалось лишь в 1920 году.

10 августа 1934 г. по просьбе епископа Свердловского и Семипалатинского Филарета (Харламова) епископ Городецкий  Павел (Носов) в Ильинском храме Городца рукополагает Григория Савельевича в  священники для прихода в честь прп. Сергия Радонежского села Ильинское бывшей Пермской губернии. Однако отцу Григорию не суждено было попасть на Урал. По распоряжению властей владыка Павел был выслан из Городца в Семенов и отец Григорий становится настоятелем Ильинской Городецкой общины.

По сведениям собранным Архиепископом Епифанием (Абрамовым) в октябре 1937 году отец Григорий Морозов был пострижен в иночество с именем Илия и хиротонисан в епископский сан, однако, как мы уже писали, нам пока не удалось найти прямых документальных подтверждений этой хиротонии, но в тоже время нет никаких оснований не доверять собранным владыкой Епифанием сведениям. В следственном деле владыка Илия фигурирует как священник, однако поскольку его хиротония была сокрытой от властей и состоялась буквально накануне ареста (о чем мы скажем ниже), то в этом нет ничего удивительного. При этом мы не можем с уверенностью говорить ни о епископах совершивших хиротонию, ни о кафедре на которую был рукоположен епископ Илия. Но в тоже время не вызывает никаких сомнений, что владыка находился в полном каноническом общении с Архиепископом Стефаном (Расторгуевым) и епископом Городецким Павлом (Носовым), что он сам засвидетельствовал на следствии.

Г.С. Морозов в Германии

Свидетельство (Ставленая грамота) о рукоположении в священный сан о. Григория Морозова

20 ноября 1937 г. владыка Илия был арестован. Его обвинили в том, что он вел борьбу "за сохранение существующих старообрядческих общин".  Постановлением Тройки УНКВД по Горьковскому краю от 2-3 декабря 1937 года владыка Илия был приговорен к расстрелу.  Расстрелян он был в г. Горьком 14 декабря 1937 г.

___________________________

Епископ Даниил

О епископе Данииле мы располагаем пока самой скудной информацией. По сведениям собранным Архиепископом Епифанием (Абрамовым) хиротония епископа Даниила состоялась в 1937 году. К сожалению, не известно ни место, где совершилась хиротония, ни кафедра на которую был рукоположен владыка. Да и о самом епископе Данииле известно лишь, что он был родом из деревни Андроновой Городецкого района Нижегородской области и то, что в миру его звали Димитрий.

АФАНАСИЙ ПАВЛОВИЧ НОСОВ

Семеновский уезд (знаменитый Керженский край) являет собой центр Древлеправославия Нижегородской губернии. И здесь находятся истоки целой плеяды купцов, предпринимателей. Наиболее знаменитыми из них были Бугровы из деревни Попово, и Носовы из Павлова.

По свидетельству архивных источников, все городские однофамильцы Носова происходят от одного прародителя - Гаврилы Носова. Дальнейшее разветвление идет от его сыновей - Павла, Петра, Степана и Михаила.

Павел Гаврилович с женой Авдотьей Митрофановной воспитали девять детей - семь сыновей и две дочери. Несмотря на многодетную семью, Павел Гаврилович был, как говорили в старину, человеком самостоятельным. В 1858 году он принадлежал к третьей гильдии купеческой. И занимался ложкарной торговлей. Но он не только сбывал ложки – еще старался поддерживать ложкарей.

Его сын, Афанасий, отделился от отца и приобрел усадебное место недалеко от родительского дома на Кладбищенской улице. И в 1874 году он уже имел двухэтажный дом, оцененный в 1000 рублей и капитал в 15000 рублей. Как и отец, Афанасий Павлович занимался ложкарным промыслом и числился купцом второй гильдии.

На Нижегородской ярмарке Афанасий Павловича имел 3 лавки, записанные в Адрес-календаре под номерами 109, 111, 113. Располагались эти лавки на самом бойком месте ярмарки - на С.-Петербургской улице, где были представлены в большинстве своем произведения кустарей Нижегородской губернии.

В быту Афанасий Павловича отличался исключительной простотой. По воспоминаниям жителя г.Семенова Б.П. Прорубщикова, хорошо знал Носова его отец - Петр Кузьмич, который был отдан в работники и служил, по выражению Прорубщикова, "мальчишком" на одном из складов: "Носов-то простой был, работящий, не гордился, как другие. Ну, как крестьянин из себя. Рубаха, лапти с "онючами" [онучами]. А денег много было. Богатый. Так ведь раньше-то у нас "банок" [банков] этих не было, теперь только банки эти везде. И вот Носов пойдет пешком в Нижний, в "банку" [банк]. Раньше обозы ходили. Пристроится к какому-то обозу и идет с крестьянами. И никто и не знает, какой с ними человек идет. Думают - крестьянин. А деньги-то, отец говорил, он в онючи прятал: разложит по ноге "капюры" [купюры], завернет онючами и идет.".

Афанасий Павлович был глубоко верующим человеком. С 1892 по 1895гг. добивался он разрешения узаконить и расширить древлеправославную моленную, которая была организована выходцами из разоренного в 50-х гг. Оленевского скита и хранила древние скитские иконы и святыни. Являясь доверенным лицом древлеправославных христиан, в 1896 году Носов все же добился разрешения открыть в доме мещанки Агафьи Михайловны Рыбиной молельную для христиан, проживающих в самом Семенове и некоторых окрестных деревнях и селах, а через год - дозволение на строительство нового каменного здания, которое и было построено на его средства. Сам Афанасий Павлович никогда не скрывал, что он древлеправославный христианин, и открыто молился в молельной, которую сам и содержал.

На склоне лет он решил построить храм. Сразу же после дарования в 1905 году свободы вероисповедания семеновские староверы под руководством Афанасия Павловича принялись за строительство храма.

Собирать подписи в поддержку этой затеи купец послал своего сына Ферапонта. И вот, наконец, на средства Афанасия Павловича в Семенове было начато строительство кирпичной Никольской церкви, ныне вновь действующей. Семь лет шло строительство…. Его окончания Афанасия Павловича, к сожалению не увидел. Он умер 5 апреля 1912 года, прожив на земле долгих 84 года. Тело его было погребено в боковой стене храма, в устроенном там склепе.

Жена Афанасия Павловича - Анастасия Константиновна - после смерти мужа оставила все мирское, уехав в Шарпанский скит, где постриглась в инокини под именем Алевтина. Там она и умерла, дожив до глубокой старости.

Трагичной оказалась и судьба Никольской церкви. После революции новая власть десяток лет не решалась подступить к храму, боясь вызвать гнев староверов, которых было много в городе и окрест. Но 1927 году старообрядцам запретили звонить в колокола под предлогом, что звон мешает телефонисткам с близлежащей почты. Прошло еще десять лет. В 1938 году был арестован священник церкви - отец Иоанн, а сам храм закрыли. Прах устроителя храма - купца Афанасия Павловича Носова - был выброшен из склепа в буквальном смысле на свалку, и на его месте была устроена заправка, а в самом храме - военный склад.

Только в 1989 ключи от церкви возвратили прихожанам.

Имена разорителей храма хранятся где-то в архивах подписями под документом-приговором, которые они поставили, прежде чем переступить порог храма, да только не интересны они никому. А имя строителя - Афанасия Павловича Носова - помнится, хотя долгие годы о нем и не упоминали. И будет помниться пока стоит в Семенове выстроенный им храм более известный в народе под названием "Носовская церковь".

ЛЕВ МИРОНОВИЧ ОРЛОВ

О времени и месте рождения Льва Мироновича Орлова, к сожалению ничего не известно. Впервые его имя прозвучало в старообрядческой печати в 1907 году, когда при поддержке М.Ф. Ясашного Лев Миронович издал составленную им «Историю священства старообрядцев».

В 1908 году Лев Миронович вместе с Л.А. Малехоновым создают типография, получившую название "Московская старообрядческая книгопечатня". Для организации ее работы и распространения книг был основан торговый дом "Л. М. Орлов-Житков, Л. А. Малехонов и Ко". Лев Миронович являлся одним из главных финансистов типографии.

Средств у учредителей типографии было достаточно. Уже с первых месяцев ее существования они приобрели новейшую технику. Типография располагала своей литографией, копировальными машинами. Там трудились хорошие мастера. Не случайно уже в 1910 г. печатня была награждена большой серебряной медалью на выставке в Екатеринославе "за изящество и стильность изданий при недорогой цене".

В конце 1911 г. Лев Миронович решил заняться издательской деятельностью самостоятельно, для чего приступил к организации собственной типографии.

Получив предварительное разрешение на заведение типографии, Л. М. Орлов 13 декабря 1911 г. заключил договор с московским купцом 2-й гильдии Дмитрием Лазаревичем Кучкиным об образовании торгового дома "Л. М. Орлов-Житков и Д. Л. Кучкин", целью которого было издание и продажа книг. Договор вступил в силу с 1 января 1912.

Основной капитал торгового дома составил 6 тыс. руб., из них 5 тыс. вносил Д. Л. Кучкин, а Лев Миронович внес "свою библиотеку и оригиналы книг", оцененные в 1 тыс. руб. По договору типография находилась в полном распоряжении Орлова. На Кучкина возлагались обязанности "заведывания торговлей и ведение кассы".

В начале января 1912 г. для типографии было найдено помещение по адресу Лубянский проезд, Варварская пл., д. 27.

Свидетельство же на типографию было получено только 28 мая 1912 г., спустя почти пять месяцев после подачи прошения, что было не характерно для оформления подобного рода документов в то время.

С самого начала 1912 г. Лев Миронович активно занялся оборудованием типографии, приобретая технику, нанимая работников.

Из протокола осмотра типографии в том же году известно, что она находилась в полуподвальном помещении 4-х этажного дома и занимала 3 комнаты. В типографии работало 5 человек. Оборудование состояло из одного печатного станка, одной усовершенствованной, как отмечено в протоколе, "американки" (небольшая печатная машина, предназначенная для выполнения мелких работ), одной резальной ручной машины и двух вентиляторов. Оснащение по тем временам, не очень хорошее. Видимо, в конце 1912 – начале 1913 гг. материальное положение типографии существенно изменилось. Она сменила свое место пребывания, переехав в дом строительного товарищества по Соляному проезду. Уже в 1913 г. типография выпускала книги богато украшенные цветными и черно-белыми гравюрами (Житие Андрея Юродивого). Гравюры подписаны мастером Феодосием Карповым.

Судя по выходным сведениям книг, ряд изданий Лев Миронович печатал на деньги заказчиков. В частности, Житие Андрея Юродивого было издано на средства А. М. Заботина.

В 1917 году Орлов был делегатом на V-м Всероссийском Съезде древлеправославных христиан, в работе которого он принимал самое живое участие. На этом Съезде Лев Миронович был избран в члены Совета Всероссийского Братства и в члены религиозной комиссии Съезда.

По некоторым данным осенью того же 1917 года Лев Миронович участвовал в переговорах Совета Братства с новообрядческим епископом Андреем (Ухтомским) на предмет присоединения последнего к Древлеправославной Церкви.

О судьбе же Льва Мироновича Орлова после Октябрьской революции, к сожалению ничего не известно.

АРХИЕПИСКОП НИКОЛА, МОСКОВСКИЙ И ВСЕЯ РУСИ

Архиепископ Никола (в миру Петр Алексеевич Позднев). Родился в 1853 году в с. Слободка Астраханской губернии, в семье псаломщика новообрядческой церкви. Окончил Саратовскую духовную семинарию и в 1879 г. - Казанскую духовную академию со степенью кандидата богословия с правом на получение степени магистра без нового устного испытания.

С 5 июля 1879 по 24 сентября 1882 состоял на службе по М. Н. просвещения.

С 1879 г. - зав. Самарским гор. туземным училищем.

С 24 сентября 1882 г. - преподаватель латинского, греческого и татарского языков в Оренбургском духовном училище, а затем логики и философии в Оренбургской духовной семинарии.

Духовный писатель. Известна его "Краткая историческая записка об оренбургской епархии" (Оренбург, 1884), а также ряд статей и заметок о публичных религиозно-нравственных беседах, веденных в оренбургских церквах в 1883 г. и о мусульманстве опубликованных в "Оренбургском Листке" за 1884 и 1886 годы.

С 1886 г. магистр (доктор) богословия Казанской духовной академии. Ученая степень присвоена за диссертацию "Дервиши в мусульманском мире".

С 21 октября 1887 г. по 1894 г. - смотритель Пензенского духовного училища.

С 5 сентября 1894 по 1907 год - ректор Пензенской духовной семинарии.

26 дек. 1906 г. уволен по прошению от духовно-учебной службы.

С 19 декабря 1906 г. - настоятель Св.-Троицкой соборной церкви г.Балашова и благочинный градских церквей.

С марта 1907 г. священник церкви Вознесения Господня в Саратове.

С 1910 по 1921 год - настоятель кафедрального Александро-Невского собора г. Саратова.

С 1910 г. председатель Саратовского отдела епархиального училищного Совета Саратовского православного миссионерского общества и Совета Саратовского Ионникеевского Епархиального училища, цензор проповедей. Награжден Наперстным крестом из Кабинета Его Императорских Величеств.

В 1921 г. овдовел и принял монашеский постриг. 11 июля 1921 года хиротонисан во епископа Балашовского, викария Саратовской епархии и назначен настоятелем Спасо-Преображенского мужского монастыря в г. Саратове.

В 1922 г. уклонился в обновленчество, надеясь, что обновленческое движение действительно сможет оживить новообрядцев, вернуть дух соборности.  Назначен указом Синода №108 от 28 сентября 1922 г. на Саратовскую кафедру с возведением в сан архиепископа. Однако после участия в обновленческом соборе 1923 года Владыка полностью разочаровался как в обновленчестве, так и в новообрядчестве вообще. По его словам, к этому его подтолкнули бесконечные "разделения и раздоры, которыми живут и занимаются сторонники Патриаршества и живоцерковцы в Господствующей Российской церкви". В том же году он начал вести переговоры с древлеправославным священноиноком Климентом Логвиновым (будущий родоначальник катакомбников климентьевцев) о присоединении к Древлеправославию.

4 ноября 1923 г. в Саратове, в храме св. Димитрия Солунского, древлеправославный священник Никола Тихомиров принял Владыку Николу вторым чином (через миропомазание) в сущем сане Архиепископа на основании 8 пр. Первого Вселенского Собора.

Свой приход в Древлеправославие Владыка Никола объяснил так: "Я убедился в душе, что Истина и Правда Христова содержатся и хранятся в чистоте, святости, не поврежденности и не изменяемости только у одних старообрядцев, приемлющих священство от господствующей церкви Российской, что только они ненарушимо и твердо хранят и исполняют все древлеправославные канонические правила" (Слово к Собору 1924г.).

19 декабря 1923 в г.Саратове собрание древлеправославных христиан признало прием законным и избрало Архиеп. Николу председателем Духовного совета и постановило именовать его Архиепископом Московским, Саратовским и всея России древлеправославных христиан.

В 1927 году арх. Никола в сослужении древлеправославного духовенства сварил новое миро.

В 1929 году он участвовал вместе с еп. Стефаном (Расторгуевым) в хиротонии свщмч. Пансофия (Ивлиева), еп. Ростов-на-Дону и Курского. В других архиерейских хиротониях Владыка Никола не участвовал.

Скончался Архиепископ Никола 1 сентября 1934 года. Похоронен на Рогожском кладбище в Москве.

ПАВЕЛ, ЕПИСКОП ГОРОДЕЦКИЙ

Епископ Павел (в миру Петр Михайлович Носов) родился в 1890 году в с. Городец Нижегородской губернии. Образование Петр получил домашнее, но, по всей видимости, неплохое, ибо еще в юношеском возрасте служил  приказчиком у нижегородского купца Николая Александровича Бугрова, известного своими высокими требованиями и тщательностью при подборе работников. 5 июня 1916 г. Петр Михайлович официально вступил в Городецкую древлеправославую общину, а в ноябре этого же года он  был призван на службу в царскую армию, однако уже в апреле 1917 был уволен из нее по слабости зрения.

13 марта 1918 года Петр Михайлович Носов был избран в члены Совета Городецкой общины на очередное трехлетие и с этого момента началась его активная деятельность на церковной ниве. На Московском Соборе 1924 года он избирается членом секретариата Собора.

В конце 1927 года в Городецкой общине произошел раскол. За некоторые провинности Архиепископ Никола на Соборе 1926 года запретил настоятеля Городецкой часовни о. Георгия Турылева и назначил вместо него священника Иоанна Голубовского, однако о. Георгий не подчинился решению Собора и не только не оставил служения, но и взбудоражил всю общину, на собрании которой 11 декабря 1927 года было провозглашено отделение общины от Архиепископа, мотивируемое не невиновностью о. Георгия, а известными копиями распространяемых обновленческим Синодом документов, направленных против владыки Николы.  Однако, значительная часть прихожан выступила решительно против такого произвола и с начала следующего, 1928 года обе части общины молились порознь: турылевцы — в большей части здания храма (Успенская община), а христиане оставшиеся в общении с Древлеправославной Церковью — на втором этаже пристроя (Ильинская община). Среди последних был и Петр Михайлович Носов.

Под стать драматической судьбе Городецкой общины была и судьба самого Петра Михайловича.  С 1919 года по 1931 года он трудился сначала счетоводом, а потом банковским служащим. Но в 1931 году большевики припомнили Петру Михайловичу приказчицкую службу до революции - он был арестован и  раскулачен. У него было отобрано все личное имущество, а сам он был осужден по 169 статье - приговорен к 3 годам ссылки, однако Верховным судом приговор был отменен, тем не менее, имущество Петру Михайловичу естественно не вернули. Петр Михайлович фактически оказался на улице вместе со своей престарелой матерью Анной Петровной. Приют они нашли в селе Большое Песочное у христианки  Евдокии Лазаревны Воронцовой, которая до революции работала в доме Носовых прислугой.

В 1932 году по решению общины Петр Михайлович вместе с членом церковного Совета Харитоном Федоровичем Кустовым отправляются в г. Бугуруслан к Епископу Бугуруслано-Уральскому Стефану (Расторгуеву), который рукополагает Петра Михайловича в священный сан для Городецкой Ильинской общины.

В январе 1934 года Бог судил отцу Петру взойти на высшую ступень церковной иерархии.  Он принял иноческий постриг с именем Павел и был хиротонисан в архиерейский чин на Городецкую кафедру Епископами Стефаном Бугуруслано-Уральским и Филаретом Свердловско-Семипалатинским в Никольском древлеправославном храме г. Свердловска. Владыка Павел стал окормлять древлеправославные общины Горьковской, Ярославской, а после упокоения Архиепископа Николы, и Московской области.

Во время своего архипастырского служения владыка имел непрестанное попечение о церковных делах. Не смотря на все неимоверные сложности того гонительного времени он постоянно объезжал вверенные ему приходы, хиротонисал духовенство, а также по благословению Архиепископа Стефана и от его имени участвовал в заседаниях ГЦС, принимал деятельное участие в общецерковных делах.  Среди которых особую важность представляла организация контактов с древлеправославными христианами зарубежья, в чем владыке помогали  староверы-некрасовцы, проживавшие на Кавказе – в Дагестане и Грузии..

В 1935 году власти выслали Епископа Павла из Городца в г. Семенов, где он проживал по ул. Володарского 61.

В мае 1936 году на 80 году жизни упокоилась мать Епископа Павла. Владыка приехал в Городец, служил погребение и заупокойную литургию. В начале июля, на сорочины матери Епископа Павла в Городец прибыл  Архиепископ Стефан. В Городец Первосвятителя привело не только желание оказать духовную поддержку своему сослужителю. В дни пребывания Архиепископа Стефана в Ильинском храме Городца в соответствии с решением ГЦС состоялась негласная для властей хиротония священноинока Михаила (Кочетова) в епископский сан на Романово-Борисоглебскую кафедру.

В конце июля 1937 года органами НКВД УГБ по Оренбургской области был арестован Архиепископ Стефан. Весть об аресте Архиепископа моментально разнеслась по Церкви. С этого момента руководителем Главного Церковного Совета и фактическим Предстоятелем Древлеправославной Церкви становится владыка Павел, но обязанности эти он принял на себя, увы, ненадолго – 8 сентября 1937 года Епископ Павел был арестован органами УНКВД г. Семенова.

После долгих изнурительных допросов и издевательств постановлением Тройки УНКВД по Горьковской области от 30-31 декабря 1937 года Епископ Павел был приговорен к расстрелу. Расстрелян он был в г. Горьком 30 января 1938 года.

В статье использованы материалы  следственного дело Еп. Павла,

хранящегося в ЦАНО, Ф.2209, Оп.3, Д.16693

ПАВЕЛ, АРХИЕПИСКОП НОВОЗЫБКОВСКИЙ, МОСКОВСКИЙ И ВСЕЯ РУСИ

Архиепископ Павел (в миру Пантелеймон Кузьмич Машинин) родился в 1905 году в Турции в древлеправославной семье казаков-некрасовцев, укрывшихся за границей от преследований царского правительства.

В 1925 году Пантелеймон Кузьмич вместе со многими другими христианами переехал на жительство в СССР, в одно из селений Грузии.

В годы войны Пантелеймон Кузьмич принимал участие в тяжелых боях на Курско-Орловской дуге и в освобождении городов Сумы и Полтава.

Рукоположен в конце 50-х годов в священника для прихода с. Григолети Ланьчхунского р-на в Грузии.

Овдовел. Архиерейским Собором 1966 года избран кандидатом в Епископы. Осенью 1966 года принял иноческий постриг с наречением имени Павел. 26 ноября 1966 года в г. Новозыбкове хиротонисан в Епископа Потийского и Азово-Черноморского Архиепископом Иеремией (Матвиевичем) и Епископом Камышинским Ионной (Изюмовым).

Возведен в сан Архиепископа 27 июля 1969 года.

Предстоятелем Церкви был до июля 1977 года. Ушел на покой по состоянию здоровья. Умер 26 сентября 1980 года.

НИКОЛАЙ АЛЕКСЕЕВИЧ ПАНИН

Николай Алексеевич Панин – член Совета Всероссийского Братства, купец первой гильдии, промышленник и благотворитель проживал в городе Ростове-на-Дону, почетным гражданином которого он являлся.

Николай Алексеевич внес большой вклад в деятельность Всероссийского Братства в честь святителя Николы. Вместе с Н.А. Бугровым он на протяжении ряда лет финансировал деятельность Совета Братства. Совет существовал фактически исключительно на их пожертвования. На III Всероссийском Съезде «в благодарность за горячее участие и щедрые пожертвования Николай Алексеевич Панин избирается пожизненным почетным членом Совета Братства».

В 1910 году Николай Алексеевич от лица всей Древлеправославной Церкви участвовал в депутации к Императору Николаю II. Целью депутации было поблагодарить Государя «за милостивые указы для старообрядчества – от 17 апреля 1905 года и 17 октября 1906 года и просить не отменять их».

Николай Алексеевич имел большое попечение и о ростовских староверах. На его пожертвования в 1912-1913 годы в Ростове-на-Дону на Канкринской улице (теперь это улица Ульяновская, 37) сооружается каменный древлеправославный храм в честь Покрова Пресвятой Богородицы. Храм возводился по проекту академика архитектора В.А. Покровского, фамилия которого удивительно совпадает с именем храма. Создание этого храма не было случайным в творчестве московского зодчего. Он принадлежал к группе художников, которые связывали свое призвание с возрождением русского религиозного искусства. Храм был возведен с использованием форм древнерусского зодчества и органично вошел в сложившуюся городскую застройку. Ныне храм является памятником архитектуры — единственным сохранившимся с начала XX века культовым сооружением староверов на Дону.

После освящения храма семья Паниных пожертвовала для него церковную утварь, иконы и старопечатные книги.

При храме Николай Алексеевич построил двухэтажный дом для причта и богадельню, и завещал их общине.

В последствии Покровский храм стал кафедральным. В нем совершал свое служение первый, рукоположенный после раскола древлеправославный епископ свщмч. Пансофий (Ивлиев).

В 1920-е годы воинствующие атеисты национализировали имущество церкви, а в 1935 году с приходом на Дон советской власти и арестом Владыки Пансофия ее вовсе закрыли и превратили в радиотехническую мастерскую.

В настоящее время Покровский храм передан общине РПСЦ, которая пытается добиться у городских властей передачи принадлежащих ранее храму зданий согласно с завещанием Панина, несмотря на то, что Николай Алексеевич завещал все это имущество общине Древлеправославной Церкви, а не общине РПСЦ. 

СВЯЩЕННОМУЧЕНИК ПАНСОФИЙ, ЕПИСКОП РОСТОВ-НА-ДОНУ И КУРСКИЙ

«Свесть Господь путь праведных, и путь нечестивых погибнет» (Пс.1:6)

Владыка Пансофий (в миру Павел Яковлевич Ивлиев) родился в 1881 году в г.Николаевске Самарской губернии (сейчас г.Пугачев, Саратовской губ.). Семья его принадлежала господствующей церкви. Отец Павла был человеком весьма зажиточным, он работал приказчиком у местных лесопромышленников. Однако жизнь полная мирской суеты не привлекала сердце Павла, с раннего детства он презрев материальные блага возлюбил иноческую жизнь и ведомый жаждой монашеского подвига он четырнадцатилетним мальчиком, поступает в Спасо-Преображенский монастырь, находящийся в пяти верстах от г.Николаевска. В том же 1895 году Промысел Божий приводит Павла в Москву, где он становится насельником Чудова монастыря в Кремле. Там он принимает иноческий постриг с наречением имени Пансофий. В стенах древнего Чудова монастыря в молитвенном и постническом подвиге инок Пансофий провел 15 лет. В 1910 году московский митрополит Владимир рукополагает своего келейника инока Пансофия в сан дьякона, а еще через год в сан священника. Благоволение митрополита к отцу Пансофию породило множество завистников, по навету которых у него вышел конфликт с митрополитом. По этой причине в 1911 году иеромонах Пансофий оставил Москву и удалился в свой родной город Николаевск, где стал служить в одном из новообрядческих храмов. В это же самое время отец Пансофий познакомился с древлеправославными христианами города Николаевска. Однажды, во время служения Литургии Господь положил ему мысль идти к древлеправославным христианам, ибо только у них «православная вера сохранилась в чистоте». В 1912 году отец Пансофий присоединился к Церкви и возглавил древлеправославную общину в своем родном городе Николаевске, где и служил до 1921 года.

Отец Пансофий был ревностным пастырем, он бесстрашно встречал все невзгоды, выпадавшие на его жизненном пути, активно участвовал в жизни Церкви. Представлял Волжских христиан на 5-ом Всероссийском Съезде древлеправославных христиан в 1917 году. Когда на Съезде поднялся вопрос о том, что на фронте (тогда шла первая Мировая война) необходимо постоянное присутствие древлеправославных священников для удовлетворения духовных нужд страждущих на брани воинов, то отец Пансофий, будучи мужественным, бесстрашным человеком и истинным пастырем словесных овец немедля вызвался добровольцем. Он с радостью готов был устремиться туда, где в нем более всего нуждались, туда, где было горе, страдание, смерть, туда, где страждущие ждали утешения. Однако Бог распорядился иначе, на фронт отец Пансофий не попал, так как вскоре большевиками был заключен мир с Германией положивший конец войне. В 1921 году он переехал в г.Саратов, а через пять месяцев в г. Хвалынск, где и продолжил свое священническое служение одновременно окормляя древлеправославную общину г.Уральска.

В те годы все наши христиане были охвачены служением великой цели: восстановлению епископского чина в Древлеправославной церкви. Отец Пансофий принял самое живое участие в деле приискания епископа. Он был непосредственным участником Саратовского Собора 1924 года принявшего в лоно Древлеправославной Церкви Архиепископа Николу (Позднева) и восстановившего тем самым в Христовой Церкви епископский чин после многолетнего вдовства. На этом же Соборе священноинок Пансофий был избран в Духовный Совет (правление) при Архиепископе, став ближайшим помощником владыки Николы. Первым и главнейшим делом Духовного Совета стала разработка проекта внутреннего управления Церковью с учетом восстановленной трехчинной иерархии и внешней политической обстановки в государстве. В этом же году за многолетнее ревностное служение на благо Христовой Церкви отец Пансофий был почтен высокой церковной наградой - возведен в чин архимандрита. Собор 1925 года избрал архимандрита Пансофия председателем комиссии по приисканию епископов, возложив на его плечи ответственейший труд от которого зависело будущее наших христиан.

16 сентября 1929 года трудами о.Пансофия и его помощников Господь привел в Древлеправославие Бугурусланского епископа Стефана (Расторгуева). За самоотверженное служение Церкви о.  Пансофий был выбран кандидатом в епископы. 18 сентября 1929 года в Москве в Никольском кафедральном соборе архимандрит Пансофий был рукоположен в епископский сан. Владыка Пансофий стал первым, рукоположенным после раскола 17 века, древлеправославным епископом, он возглавил Ростов-на-Дону и Курскую кафедру.

Тем временем по всей стране нарастали гонения на Христову веру: безбожие, почувствовав свою безнаказанность, безудержно истребляло все, что было светлого и доброго, отнимая жизни и калеча души миллионов христиан. Когда владыка Пансофий вступил в управление своей епархией, то перед глазами его предстала безотрадная картина: многие церкви были закрыты, а священники раскулачены, связь с общинами практически отсутствовала, с некоторыми священниками своей епархии владыка так и не получил возможности познакомиться. Кровавый вал гонений не обошел и самого епископа Пансофия. В 1930 году в связи с хиротонией епископа Филарета (Харламова) владыка находился в г.Бугуруслане, где его впервые арестовали и не объяснив причин продержали под арестом две недели. Спустя год епископ Пансофий был снова арестован в г.Гадиче Полтавской Губернии, где так же находился по делам связанным со своим архипастырским служением. На сей раз, ему было предъявлено обвинение в том, что якобы он приехал в Гадич из Ростова с целью создания контрреволюционной организации для чего проводил среди населения антисоветскую агитацию. Пол года владыка пробыл в застенках Харьковского ГПУ, и вновь избавил Господь искреннего служителя Своего от рук нечестивых. Впрочем безбожники оставили его ненадолго, 15 апреля 1933 года в г.Сталинграде владыку Пансофия снова арестовали. Начались месяцы изнурительных допросов и истязаний, на сей раз, нашлись и лжесвидетели, в лицо обвинявшие владыку Пансофия в контрреволюционной деятельности, однако владыка на всех допросах вел себя спокойно и твердо. Не скрывая своего нерасположения к Советской власти, он, тем не менее, категорически отклонил все обвинения: «Несмотря на мое частное неудовольствие, я никогда не приходил к той мысли, что нужно вести агитацию и создавать организации в защиту Церкви против Советской власти, ибо мы бессильны, и законы Церкви этого не позволяют, так как власть от Бога». На вопросы истязателей он отвечал прямо, не лукавя: «Мое отношение к Советской власти, которой я нахожусь в полном подчинении, такое же, как и к монархической власти. Там мы терпели гонения за свою старую веру. Здесь так же приходится слышать и видеть борьбу против религиозных убеждений, в которых нас воспитали предшествующие поколения и года: хранить веру непорочно. Я думаю, что искреннее духовенство одинакового со мной взгляда…со стороны Советской власти я встретил прямое гонения на религию, и чем дальше укрепляется Социализм, тем все более, как я наблюдал и наблюдаю, гонения на религию со стороны Советской власти усиливаются». Правдивые слова владыки Пансофия о бесправном, безотрадном положении верующих в СССР были в тоже время исполнены христианского смирения и покорности Божественному промыслу: «Все это мной изложенное приходится часто переживать одному и осознавать, что Господь все эти наказания посылает за наши грехи».

25 июня 1933 года Владыке Пансофию тройкой П.П. ОГПУ по Нижне-Волжскому краю был вынесен приговор по ст. 58-10 и 11 УК РСФСР. Владыку приговорили к 10 годам заключения в концлагере. С 1933-1936 год  Владыка Пансофий томился в заключении в Кемеровском ИТЛ. Суровые условия Сиблага окончательно подорвали и без того слабое здоровье Владыки. 17 августа 1936 года по амнистии ВЦИК в связи с состоянием здоровья ему был снижен срок до 8 лет ИТЛ. Однако Бог значительно раньше призвал к Себе его многострадальную душу. 21 декабря 1937 года Владыка Пансофий скончался в лагере в Новоивановске Новосибирской области. По другой версии расстрелян в связи с ужесточением режима. 25 лет Владыка Пансофий отдал Древлеправославию, достойно служил и не менее достойно умер. Те из христиан, кому посчастливилось встречаться с Владыкой Пансофием, навсегда сохранили в своем сердце память об этом добром, скромном и искреннем пастыре Христовых овец.

Освященным Собором Древлеправославной Церкви в 2004 году еп. Пансофий был канонизирован. День его памяти 8(21) декабря.

Жизнеописание свщмч. Пансофия составлено на основании материалов архивного следственного дела №26322\№23494-ПФ предоставленного УФСБ по Волгоградской области, других архивных документов, а также устных свидетельств.

ГРИГОРИЙ МАТВЕЕВИЧ ПРЯНИШНИКОВ

Григорий Матвеевич Прянишников - балахнинский купец второй гильдии, торговец мануфактурой, попечитель Городецкой древлеправославной часовни, родился в 1845 году в деревне Большие Мосты близ с. Ковернино Макарьевского уезда Нижегородской губернии.

Прянишников являлся крупным собирателем русской старины - был известен своими коллекциями рукописной и старопечатной книги, древних икон, монет, золотого шитья, мелкой пластикидревней серебряной и золоченой посуды с эмалью.

Собрание Прянишникова включало в себя 710 икон старинного письма, 1500 медных икон, иконы 15-16 веков, шитые щелком, множество серебряных крестиков и панагий с эмалью, 300 печатных книг, более тысячи древних монет, в том числе, золотых.

Собрание икон Г.М. Прянишникова было хорошо известно специалистам уже в начале XX столетия. В 1914 году П.П. Муратов писал: "Одаренный редкой художественной чуткостью и зоркостью Г.М. Прянишников уже пятьдесят лет тому назад начал собирать иконы, руководствуясь соображениями более широкими и более верными с нынешней точки зрения, чем те, которыми руководствовались современные ему собиратели. Пример этого частного человека, составившего благодаря своей неутомимой энергии и прозорливости целый музей в селе Городце на Волге, особенно поучителен рядом с долгим бездействием наших общественных организаций и ученых сил"'.

Важная часть коллекции Григория Матвеевича - рукописные и старопечатные книги, более 503 книг 15 - 16 вв. Среди них: "Творения Григория Богослова", различные Евангелия, Уставы русских монастырей, книги "О старчестве и житии отеческом", старообрядческие сочинения и духовные стихи. Это были в основном уникальные памятники старины.

Собрание рукописных книг навело Прянишникова на мысль создать собственную книгописную мастерскую. Он собрал высококлассных мастеров-каллиграфистов, изографов и иконописцев, привел в свой дом и повелел переписывать от руки и оформлять миниатюрами книги , которые имели для старообрядчества наибольшее значение. В мастерской Григория Матвеевича работал такой известный художник-каллиграф как И.Г. Блинов. Всего в мастерской Прянишникова фактически заново было воссоздано около 60 книг. Каждая переписывалась едва ли не по году.

Собирательская деятельность Прянишникова по достоинству была оценена его современниками. В 1888 г. Григорий Матвеевич был избран в члены Нижегородской губернской ученой архивной комиссии.

Скончался Григорий Матвеевич в 1915 году.

В 1918 году его рукописные собрания были пожертвованы наследниками Румянцевскому музею (сейчас - Российская Государственная библиотека). Фонд Прянишникова насчитывает ныне 209 памятников, причем древнейшие рукописи датируются XIV и XV веками. Несколько рукописей происходят из Комаровского скита, с которым были связаны Прянишниковы. В этом собрании, широко представлена книжная культура Древней Руси.

В 1920-е гг. в рамках решения вопроса сбережения и охраны памятников искусства и старины на коллекцию Прянишникова от Румянцевского музея и Всероссийской коллегии по делам музеев и охраны памятников искусства и старины была дана охранная грамота.

Собрание икон в 1923 году было переждано в Государственный исторический музей. Часть икон его собрания, оставленных в Городецком краеведческом музее, была позже передана в Нижегородский художественный музей. Именно из этого собрания поступила в Нижегородский художественный музей икона конца XIV века "Огненное восхождение пророка Илии". Эта уникальная как по времени и месту создания, так и в композиционном отношении икона по праву считается жемчужиной нижегородского фонда.

СТЕФАН, АРХИЕПИСКОП БУГУРУСЛАНО-УРАЛЬСКИЙ И СИБИРСКИЙ

В настоящее время проводится работа по уточнению биографических данных наших священнослужителей. Милостью Божией мы смогли уточнить и многие факты из биографии св. свщмч. Стефана. Поэтому пусть любезный читатель не удивляется тому, что помещенная информация в чем-то отличается от предыдущей. Каждый знает какие страшные годы большевистской диктатуры пережил наш народ, а вместе с ним и Церковь и нет удивительного в том, что теперь по крупицам приходится восстанавливать картину многих исторических событий.

«Свесть Господь путь праведных, и путь нечестивых погибнет» (Пс.1:6)

Архиепископ Стефан (в миру Сергий Яковлевич Расторгуев) родился 13 октября 1861 года в г. Екатеринбурге Пермской губернии в семье потомственного почетного гражданина крупного золотопромышленника купца 1-й гильдии Якова Ивановича Расторгуева.  Семья их принадлежала Единоверию.

Яков Иванович был выходцем из города Вольска на Волге, однако позже записался в царскосельское купечество. В середине XIX в. Я.И. Расторгуев обосновался в Екатеринбурге. В 1876 – 1880 гг.. он избирался гласным Городской думы, считался одним из богатейших людей города, столпом общества, был удостоен звания потомственного почетного гражданина. Казалось, дела семьи шли блестяще, но в 1882 г. Яков Иванович был признан несостоятельным должником, а все его имущество (в том числе каменный 2-этажный дом в конце Златоустовской ул., ныне – Р. Люксембург) продано с торгов. Вскоре Я.И. Расторгуев скончался, оставив наследниками жену – Анну Алексеевну, пять взрослых сыновей и шесть дочерей.

Жизнь семьи Расторгуевых была неразрывно связана со Свято-Троицкой единоверческой церковью Екатеринбурга прихожанами и попечителями которой они являлись на протяжении всей своей жизни.. В ее стенах Расторгуевы были крещены, повенчаны, а в последствии и отпеты. В этом же храме был крещен и Сергей Яковлевич. Восприемниками его при крещении стал его родной брат Алексей и родственница матери екатеринбургская купеческая жена, вдова Вера Петровна Баландина. Чин крещения совершил священник Иоанн Иванов и диакон Петр Колосов.

Панорама Екатеринбурга Панорама Екатеринбурга. В центре Свято-Троицкая (Рязановская) церковь. Из фондов ГАСО

По окончании 5 классов Екатеринбургского Алексеевского реального училища и вплоть до революции Сергий Яковлевич работал служащим мануфактурного дела. В те годы он также как и его близкие был прихожанином Свято-Троицкой (Рязановской) единоверческой церкви и, по всей видимости, прихожанином ревностным. Не случайно именно его, как наиболее достойного занять кафедру единоверческого епископа, впоследствии рекомендовал протоиерей Андрей Прохорович Новиков, с 1912 по 1930 гг. бессменный настоятель Рязановского храма.

Алексеевское реальное училище. Открытка начала ХХ в.

Свято-Троицкий единоверческий храм. Начало XX века

В начале ХХ-го века в среде единоверцев начались сильные преобразовательные процессы. Единоверие желало духовной свободы, избавления от господства и произвола полусветского новообрядческого Синода, возрождения церковной соборности. Не остался в стороне от этого движения и Сергий Яковлевич. 22-30 января 1912 года в Санкт-Петербурге состоялся I-й Всероссийский Съезд единоверцев. По избранию от единоверцев Екатеринбурга Сергий Яковлевич вместе с упомянутым выше протоиереем А. Новиковым, был одним из его депутатов и непосредственных участников. В том же году он познакомился с одним из выдающихся деятелей единоверия епископом Сухумским Андреем (князем Ухтомским), между ними завязалась переписка. Спустя годы Архиепископ Андрей (Ухтомский) с радостью воспринял весть о том, что Сергий Яковлевич – владыка Стефан присоединился к Древлеправославной Церкви: «Вчера узнал я, что епископ Стефан пастырствует у Вас в Бугуруслане. Это меня очень удивило и обрадовало, значит из Уфы может добро быти… Мне хотелось бы самому поселиться в Бугуруслане и помолиться вместе с Вами»[1].

1912 год. Из фотографического альбома делегатов I-го Всероссийского Съезда единоверцев

1912 год. Делегаты I-го Всероссийского Съезда единоверцев

В начале 1920-х годов Сергий Яковлевич оказался в Уфе, где стал одним из горячих сторонников Уфимского церковного управления, основу которого заложил архиепископ Андрей (Ухтомский).

27 окт. с/с 1923 г. Сергей Яковлевич был пострижен в иноческий чин в Воскресенском единоверческом монастыре Златоустовского уезда с благословения епископа Давлекановского  Иоанна (Пояркова) от 19 июня 1923 г., в храме Покрова Пресвятыя Богородицы священноиноком-схимником Стефаном.

11 окт. 1925 г. возведен в сан игумена Воскресенского единоверческого монастыря, Златоустовского округа епископом Саткинским Руфином (Бреховым), а 16 окт. 1925 г. им же рукоположен в сан священноинока.

Советская власть не оставила без внимания церковную деятельность священноинока Стефана - в 1923 году он был арестован Уфимским ГПУ в застенках которого провел 21 день и был отпущен на свободу – в то время Бог уберег его от руки большевистского палача. В 1927 году отец Стефан был арестован вторично, теперь уже Красноуфимским ГПУ, но и на сей раз, он бы вскоре освобожден, ибо еще не пришел час его.

4/13 июля 1928 г. по благословению архиепископа Андрея (Ухтомского) Уфимского и Уральского епископ Вениамин (Троицкий) Бирский, временно управляющий Уфимской епархией и Руфин (Брехов) Саткинский посвятили архимандрита Стефана в единоверческого епископа Иргинския области во граде Сатки Уральской области в храме Рождества Пресвятыя Богородицы.

Храме Рождества Пресвятыя Богородицы в г. Сатки

В 1929 году  у Владыки Стефана установились близкие отношения с настоятелем древлеправославного храма в г. Бугуруслане протоиереем о. Андреем Лебедевым, который по поручению Главного Церковного Совета занимался вопросом приискания в Древлеправославную Церковь епископа. В результате этого общения Епископ Стефан принял твердое решение присоединиться к Древлеправославию. Последнюю литургию до перехода в Древлеправославие владыка Стефан отслужил 19 авг. с/с 1929 года в храме святителя Николы села Шурдан Красноуфимского района Уральской области.   .

3/16 сентября 1929 года в Москве в кафедральном соборе в честь святителя Николы по ул. Малой Андроньевской в 8 часов вечера Епископ Стефан присоединился к Древлеправославной Церкви вторым чином (через миропомазание) на основании 8-го правила I Вселенского Собора. Чиноприем совершил лично Архиепископ Никола (Позднев) в сослужении архимандрита Пансофия (Ивлиева), который стал духовным отцом владыки Стефана. Присоединение состоялось в присутствии многочисленного духовенства и мирян. Одним из участников и свидетелей этого события был будущий Архиепископ, а тогда священноинок Михаил (Кочетов).

Очевидцы присоединения к Древлеправославной Церкви епископа Иргинского Стефана после хиротонии епископа Пансофия (Ивлиева). 18 сентября 1929 г.

Через два дня после присоединения Епископ Стефан и Архиепископ Никола совершили хиротонию в епископский сан на Ростов-на-Дону и Курскую кафедру свщмч. Пансофия (Ивлиева), который стал первым рукоположенным после раскола 17 века древлеправославным архиереем.

Присоединение Владыки Стефана имеет для нашей Церкви огромное значение и не только потому, что с его приходом стало возможно восстановление полноты церковной иерархии. То, что Владыка Стефан, человек строгой жизни, ярый противник «живоцерковников», преклонил свою голову под омофор Архиепископа Николы (Позднева) является неоспоримым свидетельством того, что распускаемые врагами нашей Церкви слухи о неискренности последнего – дерзкая клевета, за которую ее распространители дадут ответ в день Страшного Суда.

В том же 1929 году Епископ Стефан возглавил Уральско-Сибирскую древлеправославную епархию. Кафедральный храм Владыки Стефана находился в г.Бугуруслане[2]. Не смотря на преклонный возраст[3], Владыка деятельно руководил жизнью Церкви, тайно, с огромным риском для своей жизни он организовывал и проводил церковные Соборы, вел обширную переписку, рукополагал духовенство. В частности его трудами был рукоположен ряд епископов: 1) 18.09.1929г. Пансофий (Ивлиев), еп. Ростов-на-Дону и Курский; 2) февраль 1930г. Филарет (Харламов), еп. Свердловский; 3) декабрь 1933г. Павел (Носов), еп. Городецкий; 4) 1933г. Феодор (Шашин), еп. Курский и Западной области; 5) 6.07.1936г. Михаил (Кочетов), еп. Романово-Борисоглебский. Немало сил положил владыка Стефан и на дело примирения разобщенных дьяволом христиан.

Святитель Стефан, епископ Свердловский Филарет (Харламов), клир кафедрального храма г. Екатеринбурга

Неудивительно, что Советская власть посчитала деятельность Владыки опасной для себя и даже вредной. 29 ноября 1932 года органами Бугурусланского ОГПУ владыка Стефан был вновь арестован, ему было предъявлено обвинение в антисоветской агитации и пропаганде, а так же в контрреволюционной организационной деятельности, вот как об этом повествует Меморандум ОГПУ: «Являясь ставленником бывшего князя Андрея Ухтомского, при активном участии Лебедева, проводит политику объединения всех старообрядческих образований в единую общинную организацию для борьбы с сов. властью». Меморандум требовал для владыки Стефана смертной казни, но Бог распорядился иначе – 26 мая 1933 года тройкой ПП ОГПУ СВК на основании ст. ст. 58-10, 58-11 УК РСФСР Владыка был осужден, однако в наказание ему зачли лишь срок предварительного заключения.

Освободившись из застенок ГПУ после нескольких месяцев заключения Епископ Стефан вновь вернулся к своему святительскому служению. 1-го сентября 1934 года упокоился в Бозе Архиепископ Никола (Позднев). 4 сентября владыка Стефан в сослужении других священнослужителей совершил чин погребения почившего Архиепископа. С этого момента он становится Местоблюстителем. В 1935 году Епископ Стефан соборно возводится в сан Архиепископа, Первоиерарха всей Древлеправославной Церкви.

Между тем здоровье престарелого Владыки постепенно угасало изрядно подорванное темницами богоборцев и многочисленными заботами и переживаниями о благоустройстве Христовой Церкви в те мрачные для нее времена. «Простите долго не писал, все хвораю, даже не служу ……. в Вознесение служил, сил нет, даже крестом прихожан не ограждал, велел священнику ограждать…, - писал Архиепископ Стефан Епископу Курскому Феодору (Шашину), - От еп. Павла давно нет писем, писал, что опять заболел как на Рождестве. С южных приходов пишут, что епископам и священникам не позволяют ездить по епархии и служить, требы исполнять. Епископ может приехать куда-нибудь на 24 часа, но не служить. Священники  бывшие в ссылке по 58 ст. от службы устраняются должны быть замененными неподсудными теперь осужденных бывших много…. Вообще перемена чувствуется к духовенству. Про Еп. Филарета, ничего не известно, туда уехал один знакомый, просил я его подробно все узнать, жив ли он. Простите ради Бога, устал писать, много писем написал, хочу отдохнуть»[4]. Тогда еще многострадальный соработник Христов не знал, что вскоре его желанию суждено будет сбыться и Господь примет Своего верного раба в обители вечного покоя.

Шел роковой для российского христианства 1937 год - Церковь лишилась большинства своих искренних священнослужителей и огромного множества мирян. Каждый день в этом году был обагрен христианской кровью. Пролил в те дни свою кровь за Христову веру и Архиепископ Стефан.

27 июля 1937 года органами НКВД УГБ по Оренбургской области Архиепископ Стефан был в очередной, теперь уже последний, раз арестован. На допросах Владыка держался достойно, смело обличал Советскую власть в бесчеловечном отношении к народу, в гонениях на веру: «Народ голодает, ходит раздет и разут, везде притеснен и боится сказать слово в свою защиту… После принятия Сталиным Конституции, я везде и всюду называл ее обманом, потому что соввласть и Сталин только на бумаге дают свободу народу, а на деле этого нет… и по выходе Конституции церкви закрывают»[5].

31 августа 1937г. Тройкой УНКВД Оренбургской области по ст. 58-10, 11 УК РСФСР древлеправославный святитель-старец был приговорен к высшей мере наказания. 2 сентября 1937 в 24 часа перестало биться пламенное сердце мужественного борца за Божию правду - Архиепископ Стефан был расстрелян.

Тело Владыки покоится в Зауральной роще г. Оренбурга вместе с сотнями других ни в чем неповинных людей, чьи жизни оборвала кровавая волна бессмысленных и бесчеловечных репрессий. Реабилитирован Архиепископ Стефан был лишь 11 мая 1989 года.

Владыка Стефан был человеком безупречной христианской жизни, о котором можно без сомнения сказать словами св. ап. Павла: «Подвигом добрым… подвизался, течение совершил, веру сохранил» (2Тим.4:7). Вся жизнь Владыки Стефана заключалась в беззаветном служении Христу, от Которого он и сподобился с честью принять мученический, неувядаемый «венец правды».

Освященный Собор 2007 г. прославил Святителя Стефана в лике святых почитаемых Древлеправославной Церковью.

Святыи священномучениче Стефане, моли Бога о нас!

___________________________

[1] Письмо еп. Андрея Ухтомского прот. Андрею Лебедеву от 27.10.1930г.; источник - следственное дело Архиепископа Стефана № П‑14258, УФСБ по Оренбургской обл..

[2] В 2006 году этот храм был возвращен государством древлеправославной общине г. Бугуруслана. Сейчас в храме проводятся реставрационные работы.

[3] На момент присоединения к Церкви владыке Стефану исполнилось 68 лет.

[4] Письмо от 4/17 июня 1937 года.

[5] Из протокола допроса, дело №3570 УФСБ Оренбургской области.

ФЕОДОР, ЕПИСКОП КУРСКИЙ И ЗАПАДНОЙ ОБЛАСТИ

Епископ Феодор (в миру Фома Селиверстович Шашин) родился в 1873 году в селе Труевая Маза Широко-Буеракского района Нижне-Волжского края.

С детства Фома Селиверстович проявлял прилежание к чтению духовных книг, благодаря чему приобрел обширные богословские знания начитанность в древне-церковной литературе.

Участник ряда Всероссийских Съездов Фома Селиверстович совершал в Древлеправославной Церкви ответственное служение начетчика к коему его призвал II Всероссийский Съезд проходивший в Нижнем Новгороде в 1909 году.

Когда в 1923 году в лоно Древлеправославной Церкви был принят Архиепископ Никола (Позднев), Феодор Селиверстович был одним из свидетелей самого акта присоединения, а также участником Саратовского Собора 1923 года принявшего в общение Владыку Николу.

В 1924 году Архиепископ Никола (Позднев) рукоположил Фому Селиверстовича в сан дьякона. В этом качестве отец Фома участвовал в трудах Собора 1925 года. В том же году отец Фома был рукоположен в сан священника, и направлен на служение в общину города Пугачева, где ревностно служил многие годы.

10 апреля 1933 года отец Фома был арестован, а 25 июня осужден постановлением тройки при ПП ОГПУ НВК к ссылке в Северный край сроком на 5 лет по обвинению в участии в «контрреволюционной сектантской группе и проведении антисоветской агитации». Но Господь избавил его от ссылки.

К тому времени овдовев, отец Фома принял иноческий постриг с наречением имени Феодор. И зимой 1933-34 гг. в Никольском древлеправославном храме г. Свердловска Епископом Бугурусланско-Уральским Стефаном (Расторгуевым) и Епископом Семипалатинско-Свердловским Филаретом (Харламовым) священноинок Феодор был рукоположен в архиерейский сан на Вольскую кафедру.

В 1935 году Владыка Феодор становится Епископом Курским и Западной области. С этого времени местом жительства его становится община в честь св. Димитрия Солунского п. Климово Западной области (сейчас Брянская область).

Летом 1937 года Владыка Феодор получил из города Бугуруслана от Архиепископа Стефана (Расторгуева) письмо, в котором престарелый Первосвятитель жаловался на сильно пошатнувшееся здоровье. Епископ Феодор решил навестить старца. На обратной дороге 5 июня 1937 года он был арестован в деревне Дмитриевка Черкасского района Саратовской области.

Основанием для ареста послужили действия Владыки Феодора по распространению документов и писем канонического и духовного содержания среди древлеправославных христиан - жителей села Кряжина Черкасского района Саратовской области, которых Владыка духовно окормлял будучи еще священником с 1925 по 1932 гг.

Эти письма безбожники признали антисоветскими, и 2 сентября 1937 года постановлением тройки при УНКВД по Саратовской области по обвинению в проведении антисоветской агитации Епископу Феодору был вынесен приговор – расстрел. 5-6 сентября 1937 года в городе Саратове Владыка Феодор был расстрелян.

ФИЛАРЕТ, ЕПИСКОП СЕМИПАЛАТИНСКО-СВЕРДЛОВСКИЙ И ВСЕЯ СИБИРИ

Епископ Филарет (в миру Феодул Евграфович Харламов) родился 5 апреля 1890 года в деревне Караваево Городецкого района Нижегородской области в крестьянской древлеправославной семье.

С самого раннего возраста он возлюбил Христа, молитву и путь Евангельских заповедей. А поэтому неудивительно, что сердце отрока Феодула вняло призыву Господа: «И всякий, кто оставит домы, или братьев, или сестер, или отца, или мать, или жену, или детей, или земли, ради имени Моего, получит во сто крат и наследует жизнь вечную» (Матф.19:29), и в 1904 году 14-летний отрок, оставив отчий дом, ушел в Малиновский древлеправославный мужской монастырь, распложенный в 22 км от Нижнего Новгорода. В стенах этого монастыря в постнических и молитвенных трудах инок Филарет провел 15 лет.

В 1919 году монастырь был закрыт безбожниками, а инок Филарет пересилися в г. Семенов, где жил при древлеправославном храме в честь святителя Николы.

В 1924 году Архиепископ Никола (Позднев) рукоположил инока Филарета в сан священника и направил на служение в церковь деревни Ивановской Хохломской области. В том же году священноинок Филарет участвовал в Мироварении в Москве.

В 1929 году священноинока Филарета переводят в г. Свердловск, а в зимой 1930 года в Бугуруслане в храме Успения Пресвятой Богородицы рукополагают в епископский сан на Свердловскую кафедру. Архиерейскую хиротонию совершили Епископ Бугурусланский и Уральский Стефан (Расторгуев) и свщмч. Пансофий (Ивлиев), Епископ Ростов-на-Дону и Курский.

В связи с хиротонией Владыка Филарет был арестован в Бугуруслане органами Бугурусланского ОГПУ17 февраля 1930 года, но 4 марта освобожден.

В августе 1930 года на Архиерейском Соборе в Москве Свердловская Епархия переименована в Семипалатинско-Свердловскую, границы ее значительно расширились – в нее вошла вся Сибирь.

Епископ Филарет. 1930 г.

Епископ Филарет и диакон Козьма Гришин в Никольском храме г. Свердловска

Епископ Филарет и св. свщмч. Стефан (Расторгуев), клир кафедрального храма г. Свердловска

10 мая 1935 органами УГБ по Свердловской области Епископ Филарет был арестован. Дело против него не стали особым образом нагружать обвинениями в шпионаже или бандитизме. Видимо в то, что такой тихий, мирный христианин, каковым был Владыка, мог быть яростным мятежником, не верили даже в НКВД. Однако обвинение в антисоветской деятельности Епископу Филарету все же было предъявлено, причем на совершенно надуманном, если не сказать смешном основании. При обыске у Владыки изъяли 25 рублей мелочью. Следователь же НКВД посчитал подозрительным то, что серебряные монеты были отсортированы от никелевых. Результатом этих подозрений и такого возмутительного «следствия» стал приговор, вынесенный аж Особым Совещанием при НКВД СССР 31 августа 1935 года – заключение в концлагерь на 3 года.

Фотография фонда ГАОСО (Ф.1, Оп.2, Д.19578)

На свободу Епископу Филарету уже было не суждено выйти, он окончил дни своей земной жизни в Сиблаге НКВД в Томской области в 1942 году.

ЛЕОНТИЙ ПАВЛОВИЧ ФИЛИППСКИХ

Леонтий Павлович родился 24 июня 1950 года в городе Волноваха Донецкой области в многодетной древлеправославной семье. С раннего детства ему была привита любовь к Богу и истинно христианское благочестие. Окончив школу с медалью, он в 1968 году поступил в Кубанский государственный университет, который успешно закончил в 1973 году. Несколько лет проработав в средней школе преподавателем физики и математики, Леонтий Павлович почувствовал, что его призвание в служении Богу. Поэтому весной 1982 года он вместе со своей семьей по приглаше­нию архиепископа Геннадия переехал в духовно-административный центр Русской Древлеправославной Церкви, который тогда находился в г. Новозыбкове Брянской области, где стал помощником ответственного секретаря Древлеправославной Архиепископии.

До этого времени в Древлеправославной Церкви на протяжении многих лет совсем отсутствовала издательская деятельность, хотя множество верующих нуждались в литературе для богослужения, для благочестивого нравственного воспитания. В неимоверно трудных политических и экономических условиях Леонтий Павлович сумел заново воссоздать Издательский отдел и до последних дней все свои силы, знания, опыт отдавал этому очень важному делу в должности главного редактора.

Множество необходимых и уникальных книг и изданий было выпущено под его руководством. Это ежегодно издаваемый Древлеправославный календарь, богослужебные книги (в частности, Молитвослов, Канонник, Псалтырь и др.), ряд книг религиозно-философской тематики и множество других изданий. Последняя книга, изданная под его руководством, — "Сотворение мира".

Леонтий Павлович постоянно активно участвовал в деятельности Освященных Соборов РДЦ, Соборах и Советах епископов, много помогал устранению церковных нестроений в некоторых приходах. Имея огромный духовный опыт и багаж житейских знаний, Леонтий. Павлович всегда помогал людям, которые обращались к нему за советом в трудных жизненных ситуациях.

Леонтий Павлович скоропостижно скончался 30 августа 2001 года в 13 часов дня на 52-м году жизни в результате гипертонической болезни. Чин погребения над Леонтием Павловичем совершил настоятель храма в честь Покрова Пресвятыя Богородицы в х. Новопокровском Краснодарского края протоиерей Илларион Харнаныкин.

Светлая и добрая память о Леонтии Павловиче Филиппских навсегда сохранится в сердцах знавших и любивших его людей.

СВЯЩЕННИК ВАСИЛИЙ ЮДОВИЧ ЦАРЕВ

Отец Василий Юдович Царев родился в деревне Елшанка Саратовской губернии.

В 1909 году отец Василий в сане священника присоединился от новообрядчества к Древлеправославной Церкви.

Будучи живым, деятельным человеком отец Василий принимает самое активное участие в церковной жизни - член Президиума Всероссийских Съездов, член Совета Всероссийского Братства в честь святителя Николы - высшего руководящего органа Древлеправославной Церкви в то время, ревностный сторонник и деятельный участник приискания епископа для староверов.

Служение свое в Древлеправославии отец Василий начал в деревне Попово Нижегородской губернии, в последствии служил в г. Нижнем Новгороде при кладбищенской церкви купца Н.А. Бугрова и в г. Хвалынске Саратовской губернии при Христорождественской церкви.

С 1910 года отец Василий стал окормлять древлеправославных христиан в Румынии.

Летом 1911 года он в составе делегации уполномоченной Советом Всероссийского Братства участвовал в поездке на Восток для исследования вопроса учреждения Белокриницкой иерархии и в Сербию для приискания в Древлеправославную Церковь епископа.

Возвращаясь из Сербии, через  Румынию 16 августа 1911 года о. Василий по просьбе местных христиан освятил в г. Тульче церковь во имя св. мученицы Парасковии.

В мае 1912 года отец Василий вместе со священноиноком Сафронием Поповым из Сосновой Мазы Саратовской губернии освятили в румынском селении Сарикей церковь во имя св. Василия Великого.

Яркая жизнь отца Василия неожиданно и трагически оборвалась - в 1918 году в г. Хвалынске он был расстрелян большевиками. Свидетелем этого ужасного события стала девочка Елизавета Серова, рассказавшая эту историю через много лет: «Стою на улице, красноармеец священника ведет, дулом в спину ему тычет. Священник босяком и в подштанниках, идет согнувшись, руки назад. На встречу другой красноармеец, конный: «Ты куда попа?» «В расхо-од!» - а сам на ногах еле держится, такой пьяный. Мы, дети, бежали за ними до самой Волги, плакали, просили, чтобы не убивал. А он велел ему в воду зайти по пояс… Священник говорит: «Развяжи руки, дай хоть крестное знамение положить перед смертью. А он его матом. И застрелил. Как выяснилось, ко всенощной звонил. Тогда нельзя было уже звонить»[1].

Так отец Василий стал одним из первых мучеником за веру Христову от рук советских безбожников и приял от Господа за сие неувядаемый славы венец.

___________________________

[1] Алексей Наумов. Земли Хвалынской храмы, Саратов: «Текст», 2004г. С. 38.

МИХАИЛ ФЕДОРОВИЧ ЯСАШНОВ

Член Совета Всероссийского Братства в честь святителя Николы, Председатель Совета Никольско-рогожской древлеправославной общины московский купец и фабрикант Михаил Федорович Ясашнов был одним из крупных общественных деятелей и видных представителей Древлеправославия.

Михаил Федорович родился в 1843 году в городе Спасске Тамбовской губ., в древлеправославной семье бедного шапочника. Но необыкновенное трудолюбие и целеустремленность вывели его в ряды виднейших людей Российского государства. С 1893 года он становится гласным московской городской Думы, с 1899 года членом раскладочного присутствия, с 1902 года выборным купеческого общества.

Бог дал Михаилу Федоровичу успех во многих коммерческих предприятиях, «богатство и имущество, и дал ему власть пользоваться от них и брать свою долю и наслаждаться от трудов своих» (Еккл.5:18). Но при столь успешном приобретении капитала Михаил Федорович был и удивительно щедрым благотворителем во исполнение слов Священного Писания: «Отверзай руку твою брату твоему, бедному твоему и нищему твоему на земле твоей» (Втор.15:11). В каких только не состоял он благотворительных и попечительских организациях!

С 1891 года он становится директором московского попечительного о тюрьмах комитета, Кроме того, он много лет состоял членом думского благотворительного тюремного комитета, членом общества вспомоществования нуждающимся студентам технического училища, членом Совета студенческого училища имени Николая II, членом лефортовского городского попечительства о бедных и других благотворительных учреждений.

Интересен и такой факт – в декабре 1896 года Михаил Федорович Ясашнов вместе с известным новообрядческим протоиереем о. Иоанном Кронштадским положили основание благотворительному фонду «оказания помощи фотографам, лишившимся по несчастным обстоятельствам или болезни способности к труду». Фонд этот был образован при Российском Фотографическом Обществе к которому Ясашнов имел самое непосредственное отношение, поскольку ему принадлежала московская фабрика фотопластинок «Слава».

Огромным был вклад Ясашного и в дело церковного строительства.

Михаил Федорович явился создателем и председателем Никольско-рогожской древлеправославной общины, которая получила официальную регистрацию 27 апр. 1908 г. Он же подарил общине просторное здание в котором разместился храм в честь святителя Николы.

Много трудов положил Михаил Федорович на объединение разрозненных древлеправославных общин. Венцом этих деятельности явился созыв первого Всероссийского Съезда древлеправославных христиан в мае 1908 года в Нижнем Новгороде.

Именно Ясашнову принадлежала идея учреждения Всероссийского Братства в честь святителя Николы, которое на многие годы явилось руководящим органом в Древлеправославной Церкви. С непосредственным участием Михаила Федоровича был составлен и Устав Братства.

Кроме всего прочего Ясашнов был еще и крупным книгоиздателем, при его поддержке увидело свет  большое количество духовно-нравственной, апологетической и богослужебной литературы.

Михаил Федорович являлся горячим сторонником приискания епископа и регистрации общин согласно гражданскому законодательству того времени. В 1908 году Ясашнов издал брошюру "Наше старообрядчество. Его ближайшие задачи и основные стремления" в которой были изложены его мысли относительно этих двух жизненно важных для Церкви вопросов. Брошюра явилась своего рода духовным завещанием Ясашного, вскоре неутомимого труженика и сердобольного христианина не стало.

Скончался Михаил Федорович 13 марта 1909 года на 66 году жизни. Отпевание было совершено 16 марта, двумя священниками в его доме по Посланникову переулку. Проститься с почившим пришло множество древлеправославных христиан, а также представители биржевого комитета, выборные купеческого общества, гласные городской Думы и представители торгово-промышленного мира.

После отпевания открытый дубовый гроб был вынесен из дома на улицу, поставлен на стол и духовенством была отслужена панихида. После богослужения гроб закрыли, и погребальная процессия, сопровождаемая массой народа, длинной вереницей экипажей направилась на Рогожское кладбище, где было совершено погребение.

(См. некролог М.Ф. Ясашнову в журнале «Церковь», №12 за 1909 год)